Топ-100

We are VR. Все, что стоит знать о формате съемки 360°

Мир находится в постоянной трансформации визуальных коммуникаций. В 1819 году один из первых военных корреспондентов, британец Роджер Фентон, отснял на пленку события Крымской войны. В конце ХХ века фотография стала цифровой. А с недавних пор люди имеют возможность побывать внутри истории: благодаря технологии виртуальной реальности https://video-vr-360.ru/vr-virtualnaja-realnost-video/ мы способны оглянуться вокруг на 360 градусов. Вам до сих пор кажется, что это дорого и нужно специальное оборудование? 

А это вообще как?

Интерактивная информация, которой пользуемся в повседневной жизни, обычно содержится на 2D носителях – смартфонах, планшетах, ноутбуках, и тому подобное. Но, как отмечает Алексей Фурман, мы лишь воспринимаем поданный кейс, однако не проживаем его.

VR расшифровывают как «virtual reality» – виртуальная реальность. Особенность съемки в формате 360° состоит в том, что зритель может проживать увиденное в режиме нон-стоп. За это журналисты быстро переняли технологию, ведь у них появилась возможность рассказывать истории, в которых человек будет принимать непосредственное участие.

По словам Сергея Полежаки, именно СМИ популяризировали 360°/VR. Американская журналистка Нонне де ла Пенья работала над проектом Hunger In Los Angeles. Она исследовала проблему голода малоимущих в Штатах, и показала это с помощью виртуальной реальности. Вместе с программистами Нонне создала интерактивный фильм-эксперимент. Журналистка записала звуки в очередях за продуктами. Зритель надевал VR-шлем и становился свидетелем того, как мужчине внезапно становится плохо от голода. Он болел сахарным диабетом, и через несвоевременный прием пищи у него упал уровень сахара в крови. Возникла гликемическая кома. Люди, которые испытали на себе действие шлема, ходили в реальном мире, и одновременно перемещались в виртуальном. Они активно реагировали на то, что видели: приседали, отклонялись, старались не наступить на бесчувственного или помочь ему, будто действительно находились на месте происшествия. Некоторые плакали.

Похожую технологию сторітелінгу, однако без применения 3D-моделирования, использовали в VR-департаменте The New York Times. Они сняли историю под названием «The Displaced» о трех детей-беженцев, среди которых был и мальчик из Украины. Перед тем команда отправила своим подписчикам 1 200 000 картбордів от Google (google cardboards) – простейших очков виртуальной реальности, которые может использовать каждый, кто имеет смартфон.

«Я был потрясен – делится Алексей Фурман. – Тогда по-настоящему понял силу таких проектов, ведь, фактически, я стоял на одной крыше с ними, видел, как они играют, даже мог разглядеть флаг ДНР, что виднелся где-то вдали».

Сейчас с технологией VR также работают The Washington Post, The Wall Street Journal, The Euronews и другие.

Развенчиваем мифы

По мнению Сергея и Алексея, настоящий VR – это проект, который создала именно Нонне де ла Пенья. Обычное 360-градусное видео – другой формат, не имеет такого спектра интерактивных возможностей. Вызов в том, чтобы достичь максимального эффекта присутствия зрителя на месте события без участия искусственных 3D-моделей, а только с помощью реально отснятой сферической картинки. Чтобы сделать такой материал со специальных камер полноценной виртуальной реальностью, нужно много ресурсов, как финансовых, так и человеческих. Отсюда вырос самый большой миф о том, будто VR – очень дорогое удовольствие.

Сейчас читают:  Очевидные преимущества просмотра фильмов онлайн

«На самом деле контент в формате 360° достаточно просто снимать, кроме случаев, когда цель – сделать его интерактивным» – говорит Сергей Полежака.

Еще одним вызовом является среда, где журналист может создавать и распространять продукт. «Я долгое время работаю в фотожурналистике, – рассказывает Алексей. – Мировое сообщество фотокорреспондентов – это закрытый мир, в попытках пробиться к которому ты можешь написать кучу длинных писем с идеями и пропизиціями, взамен не получив ни одного ответа. Когда я писал подобные письма в мире VR, вдруг мне отвечали! Знаете почему? Когда ты – фотограф, у тебя – 10000 конкурентов, а в формате 360°/VR, условно говоря, 1000, что значительно расширяет профессиональные горизонты».

Украинский проект «Аrctic»

«Год назад мы решили пойти немного дальше за рамки обычного 360°видео, сделав частичный синтез объяснительной журналистики с форматом National Geografic, – делится опытом Сергей Полежака. – Для этого мы поехали на один месяц в Арктику и отсняли много сферического контента. Сейчас из собранного материала наша команда заключает интерактивную энциклопедию, которая была бы интересной для широкой аудитории».

«Мы могли просто выложить снято кадры на Youtubе, однако хотели, чтобы зритель имел возможность выбирать для просмотра то, что его интересует. Кто хочет отследить историю, другой – увидеть отдельные снимки, а некоторые, к примеру, хочет посмотреть в динамике, как меняется уровень воды во время приливов и отливов, – в свою очередь добавляет Алексей– Когда мы с Сергеем только планировали нашу поездку, Google National Parks презентовал проект, который на 95% повторял нашу идею. Мы поняли, что двигаемся в правильном направлении, ведь скетчи Сергея на бумаге были очень похожими, до представленного на тот момент грунтовых покатушек от Google. К тому же наши ожидания усиливал грант, который мы выиграли накануне.

Уровне потребления VR-контента

  • Самый простой. Просмотр 360°-видео в браузере. К примеру, на Youtube, создатели сферического видео не слишком одобряют, ведь теряется імерсивність – эффект личного проживания увиденного. Это не VR, а скорее кино в формате 360°, где интерактивности нет.
  • Смотреть такие видео на смартфоне или планшете. Большинство из них оборудованы гироскопом. Соответственно, когда устройство вернуть, он понимает, что мы хотим увидеть. По словам Сергея, это лучший вариант, потому можем говорить о зачатках імерсивності. К тому же можно менять свое месторасположение в картинке, что свидетельствует о высокий уровень интерактивности.
  • Картборди. Благодаря тому, что во время просмотра в картборді экран разделен для левого и правого глаза, имеем возможность полностью погрузиться в мир виденного. Мы начинаем проживать то, что появляется в поле нашего зрения благодаря трем степеням свободы – способности двигаться вокруг своей оси, в результате чего картинка меняет свое положение.

Новейшим способом использования VR есть специальные шлемы, которые функционируют с помощью СGI-графики. Последняя позволяет пользователю действовать внутри картины. Такую графику используют в компьютерных играх, поэтому в основном этими шлемами пользуются ґеймери. Журналистский 360°-продукт на сегодня только выходит на похожий уровень изображения.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика contador usuarios online