США выбирают 3-ю мировую: Трамп отвергает мирный план Горбачева и Рейгана

США выбирают 3-ю мировую: Трамп отвергает мирный план Горбачева и Рейгана

Ни один будущий американский лидер не должен подписывать с Россией заявление о недопустимости ядерной войны. А тот, кто это сделает, должен понести наказание. Соответствующее заявление сделал спецпредставитель президента США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли.

Выступая недавно в Национальном институте публичной политики, этот главный переговорщик Трампа по вопросам стратегической стабильности с Россией раскритиковал оборонную доктрину России, которая, как известно, предусматривает возможность использования ядерного потенциала.

В интерпретации Биллингсли этот факт, однако, приобрел совершенно иной смысл — якобы российские военные планы по «вторжению на территории НАТО» предусматривают нанесение такого удара и капитуляцию альянса без ответных мер.

По его словам, капитуляции не будет — любое «применение такого оружия повлечет стратегические последствия».

Он также выразил опасения по поводу российских проектов «Посейдон» и «Буревестник», которые, по его мнению, не регулируются никакими документами ядерного сдерживания. Что, как следует из его слов, и стало для США главным аргументом для отказа подписать заявление о неприемлемости использования ядерного оружия, подобно тому, что подписали в 1985 году в Женеве Михаил Горбачев и Рональд Рейган.

Основополагающий принцип этого документа, напомним, заключался в том, что в ядерной войне не может быть победителей и, соответственно, она никогда не должна быть развязана.

Москва несколько раз предлагала американской стороне «переподтвердить эту позицию», но встречного движения от «партнеров» так и не последовало. Более того, за это время Соединенные Штаты успели выйти практически из всех двусторонних международных соглашений, обеспечивающих систему безопасности в мире.

Срок последнего действующего документа в сфере контроля над вооружениями между Россией и США — договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) — истечет в феврале 2021 года. И далеко не факт, что Вашингтон захочет его пролонгировать.

Не случайно, выступая в июле на онлайн-сессии форума «Примаковские чтения», глава МИД РФ Сергей Лавров отметил, что в последнее время ядерные риски существенно выросли и обстановка в сфере международной безопасности деградирует, в том числе, из-за действий Вашингтона.

Заявление Биллингсли тоже не прошло незамеченным.

По словам замглавы российского внешнеполитического ведомства Сергея Рябкова, оно как раз показывает, чего стоят рассуждения сегодняшнего Вашингтона о приверженности задаче укрепления международного мира, нахождения тех или иных решений с Россией в сфере контроля над вооружениями.

«На самом деле, они (США — прим.) стремятся к безоговорочному военному превосходству, причем это стремление подпитывается опаснейшей иллюзией относительно возможности победить в ядерном конфликте», — констатировал высокопоставленный дипломат.

— Если американцы думают, что своими ядерными боеголовками малой мощности, на которые у них делают ставку, они могут с нами повоевать где-то в Европе, на Ближнем Востоке или в Азии, то это все иллюзии, — комментирует ситуацию вице-президент Российского совета по международным делам, председатель Центра политических исследований, генерал-лейтенант запаса Евгений Бужинский. — Потому что Путин совершенно ясно сказал, что на любое применение ядерного оружия по территории России или по группировкам российских войск, последует незамедлительный ответ. Причем ответ последует не по тому месту, откуда эта ракета взлетела — что, само собой. Удар будет нанесен по центру принятия решений — т.е. по Вашингтону, округ Колумбия. Поскольку решения принимаются в Пентагоне и в Совете национальной безопасности. И, естественно, ответ будет стратегический.

Для меня это совершенно понятно. Думаю, что серьезные люди в Соединенных Штатах тоже это понимают.

Что касается безответственного заявления Биллингсли, то вряд ли стоит к нему серьезно относиться — он доживает последние дни в своей должности. Дальше, что и с кем подписывать, будет решать уже следующая администрация.

Если же мы говорим о возможном конфликте с применением ядерного оружия, то, я глубоко убежден — и никогда не скрывал своей позиции, — что контролировать ядерный конфликт невозможно.

Сейчас читают:  Бесславный конец «Чёрной вдовы». Почему проиграл YF-23

Ни одна из сторон — я имею в виду, Россию и США — не может себе позволить поражение. Поэтому все это приведет к глобальному конфликту и взаимному уничтожению.

«СП»: — Дело в том, что человечество как будто к этому стремится. Из последнего опроса ФОМ, например, следует, что больше половины россиян (53%) считают угрозу ядерного конфликта реальной.

— Спираль конфронтации, действительно, постоянно раскручивается. Поэтому — да, — такое развитие событий возможно.

Причем, ядерная война возможна не потому, что кто-то нанесет предварительный удар. А как следствие какого-нибудь инцидента. Как было в Сирии, например, когда американцы наносили свой второй удар крылатыми ракетами,

Герасимов (Валерий Герасимов, начальник Генштаба ВС РФ, первый замминистра обороны — прим.) тогда официально предупредил своего американского коллегу, что если пострадают российские военнослужащие или российские объекты в Дамаске, ответ будет по носителям. То есть, если бы мы потопили какой-нибудь корабль или сбили самолет, конечно, все это могло превратиться сначала в конфликт немасштабный, а потом перерасти в глобальный ядерный конфликт.

Доцент кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ Алексей Фененко, в свою очередь, считает, что заявление Биллингсли вполне можно считать официальной точной зрения не только администрации Трампа:

— У нас в России американская политика неоправданно персонифицирована. Мы все время исходим из того, что одна американская администрация в своих ключевых внешнеполитических установках будет отличаться от другой. Что Трамп будет сильно отличаться от Обамы. Обама — от Буша-младшего и т. д.

На самом деле, если посмотреть не на предвыборную риторику, а на документы, то никакого ключевого отличия между политикой каждого из этих президентов мы не увидим.

По соглашению, речь о котором идет, еще Обама замял переговоры, и дважды его отказывался подписать Трамп. Почему мы уверены, что Байден будет придерживаться какой-то другой линии?

В Америке уходят и приходят президенты, но вашингтонский истеблишмент остается незыблемым — он никуда не уходит.

Даже если предположить, что Байден хотел бы об этом договориться, ему никто не даст этого сделать. Скорее, это наш вечный российский миф. Мы все время ждем президента, который захочет с нами о чем-то договориться. Но он все никак не приходит.

Наверное, пора уже сделать выводы.

«СП»: — То есть, они оставляют за собой право развязать маленькую победоносную ядерную войну?

— Возможность применения ядерного оружия американцы не отрицали с 1945 года. Я не помню американскую администрацию, которая заявила официально о невозможности применения такого оружия.

Они рассматривают его, во-первых, как оружие сдерживания. А во-вторых, если сдерживание не сработало, то, как оружие, которое, действительно, может быть применено на поле боя.

И они точно так же удивляются, с чего мы в России взяли, что это оружие никогда не может быть применено.

Допускают ли американцы его применение локальное? Конечно. Они здесь допускают много моделей.

Первая — война между ядерными державами без применения ядерного оружия на территории третьей страны. Примерно, как мы воевали с Японией в 1938—1939 гг., не применяя химическое оружие. Та же самая модель.

Второй момент. Американцы вполне допускают возможность локального применения ядерных арсеналов по образцу Первой мировой войны в Европе, когда применялось химическое оружие.

И третий вариант — ограниченное применение ядерного оружия на определенном локальном театре военных действий.

Американцы считают, что это вполне возможные варианты.

«СП»: — Они так уверены, что им все сойдет с рук?

— Логика американцев предельно проста. Во Второй мировой войне никто химическое оружие не применил. Даже когда немцы были под Москвой, мы ведь не нажали на химическую «кнопку». И когда мы были под Берлином, немцы химическое оружие не применили.

Вот на это они рассчитывают и здесь. И жизнь показала, что этот расчет правильный.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.