Топ-100

Причины попыток отказаться от применения скафандра в полете Ю.А. Гагарина

Причины попыток отказаться от применения скафандра в полете Ю.А. Гагарина

Путь к первому пилотируемому полету в космос был сложен. А некоторые подробности подготовки к нему до сих пор известны только узкому кругу специалистов и любителям истории космонавтики.

Весной 1959 года на Заводе № 918 (АО «НПП «Звезда») начались работы по созданию космического скафандра для первого полета, который получил обозначение «С-10».

Вместо скафандра – защитный костюм?

Однако в феврале 1960 года (менее, чем за 1,5 года до первого полета), когда опытные образцы СК С-10 уже испытывались в ГНИИИ АиКМ, работы по нему были прекращены. А перед «Звездой» заказчики защитного снаряжения и средств спасения для пилотируемого космического корабля из ОКБ-1 (во главе с К.П. Феоктистовым) поставили новое задание – разработать вместо скафандра защитный костюм, необходимый, прежде всего, для спасения при приводнении.

Основная причина попытки отказаться от применения скафандра заключалась в лимите выводимого на орбиту веса полезной нагрузки КК «Восток». И в том, что (на основании данных об отсутствии разгерметизации при полётах искусственных спутников Земли) разработчики корабля посчитали вероятность разгерметизации капсулы в полёте маловероятным и «нерасчётным» событием.

Ракета-носитель «Восток» была значительно мощней ракеты «Редстоун». Но и КК «Восток» весил не две, а 4,6 тонны. В отличие от КК «Меркурия» с примитивной СОЖ, обеспечивающей 100 % кислородную среду и давление внутри кабины 0,3 кгс/см2, КК «Восток» обладал полноценной СОЖ, рассчитанной на 10-суточный полёт и способной поддерживать в капсуле газовую среду, близкую к земной воздушной атмосфере (давление в кабине 600–900 мм рт. ст. при 21 % кислорода в среде).

Кроме того, КК «Восток» снабжался катапультным креслом, способным обеспечить спасение космонавта не только во время аварии на стартовой площадке, но и на ранних этапах выведения на орбиту.

В то время как у КК «Меркурий» кресло как таковое отсутствовало – его функцию выполняло специальное ложе внутри кабины. С самого начала создания СОЖ для длительных полётов КК «Восток» было предусмотрено питание и водообеспечение при открытом остеклении гермошлема и применялась полноценная асенизационная система для отправления естественных надобностей.

Естественно, что среди конструкторов из ОКБ-1 было распространено мнение, что риск разгерметизации кабины КК значительно ниже, чем других внештатных аварий. Поэтому дефицит веса можно было снизить за счет отказа от применения скафандра и необходимой для него СОЖ. В феврале 1960 года «Звезда» приступила к разработке защитного костюма, получившего название «В-3».

Сейчас читают:  Так и не взлетел: выложено видео аварии новенького итальянского вертолёта Leonardo AW169

Спасательный костюм космонавта В-3

Основное предназначение защитного костюма «В-3» заключалось в обеспечении защиты космонавта в случае приземления в безлюдной местности или приводнения в холодную воду. По своей сути В-3 представлял из себя вариацию морского спасательного комплекта, адаптированного для применения в КК «Восток».

В состав комплекта входил комбинезон, имевший внешнюю (защитную) и внутреннюю (герметичную) оболочки, теплозащитный костюм (ТЗК) из стеганного поролона и шерстяного трикотажа, надевавшегося под комбинезон. Вентиляция костюма осуществлялась кабинным воздухом от автономной вентиляционной установки.

Заводом № 918 (АО «НПП «Звезда») было изготовлено восемь изделий, часть из которых отправили на физиологические испытания в ГНИИИ АиКМ и ЛИИ для отработки прыжков с парашютом.

На самой «Звезде» были проведены двенадцатичасовые эксперименты по пребыванию в ледяной воде, а также двухсуточные эксперименты по выживанию в безлюдной местности в зимних условиях.

После принятия в ОКБ-1 решения отказаться от применения скафандра, военные врачи ГНИИИ АиКМ ВВС и гражданские физиологи отдела № 8 авиакосмической медицины Завода № 918 ГКАТ на всех совещаниях продолжили упорно доказывать необходимость применения СК.

В августе 1960 года состоялось межведомственное совещание, в котором приняли участие С.П. Королев, К.П. Феоктистов (ОКБ-1), С.М. Алексеев («Звезда»), М.И. Вакар и Л.Г. Головкин (ГНИИИ АиКМ), А.В. Покровский (от отдела № 8, первый начальник медицинского отдела «Звезды»), А.П. Попов (бывший главный врач ВВС — заместитель начальника отдела № 8) и др.

Точку в жаркой дискуссии проектантов-разработчиков и медиков поставил лично главный заказчик этих изделий Завода № 918 ГКАТ главный конструктор ОКБ-1 Сергей Павлович Королев. Он согласился выделить до 500 кг массы, жестко ограничив сроки разработки СК, который должен был быть готов к концу 1960 года.

В сентябре 1960 года, за семь месяцев до запуска «Восток-1», начались работы по созданию на основе авиационного скафандра «Воркута» первого скафандра космонавта «СК-1».

Но это уже совсем другая история…

Автор:Дворников С.М. АО «НПП «Звезда» совместно с каналом «Прогулки в стратосфере»
Использованы фотографии:https://zen.yandex.ru/media/id/5ec81fa81c6c0b05eff079c2/prichiny-popytok-otkazatsia-ot-primeneniia-skafandra-v-polete-gagarina-i-zascitnyi-kostium-v3-6006a54ca3a08c096fb66cf5
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика contador usuarios online