Почему Путин не поддержал обвинения Пашиняна в предательстве

Почему Путин не поддержал обвинения Пашиняна в предательстве

Президент России Владимир Путин в ходе переговоров в октябре убедил главу Азербайджана Ильхама Алиева прекратить боевые действия в Нагорном Карабахе с условием возвращения беженцев в город Шуши, однако премьер-министр Армении Никол Пашинян выступил против.

Российский лидер в своем интервью телеканалу «Россия 24» рассказал, что 19−20 октября он провел серию телефонных переговоров с Пашиняном и Алиевым по поводу ситуации в Карабахе. «Тогда вооруженные силы Азербайджана вернули себе контроль над незначительной, южной частью Карабаха. В целом мне удалось убедить президента Алиева в том, что можно прекратить боевые действия, но обязательным условием с его стороны было возвращение беженцев, в том числе в Шуши. Но неожиданно для меня позиция наших армянских партнеров была сформулирована таким образом, что это для них неприемлемо», — сказал он.

По словам российского президента, Пашинян ему сказал, что видит в этом условии угрозу для интересов Армении и Карабаха. Путин при этом отметил, что не понимает, в чем, по мнению армянской стороны, заключалась эта угроза. Таким образом, переговоры были провалены.

Кроме того, российский президент высказал мнение, что войны можно было бы избежать, если бы были приняты предложения по урегулированию ситуации, выработанные еще в 2013 году, а именно — возвращение пяти контролируемых Арменией районов, а затем и двух оставшихся районов, создание коридора, который соединил бы Карабах и Армению, признание статус кво самого Карабаха, не закрепляя его окончательного статуса, возвращение беженцев с обеих сторон.

При этом Путин отметил, что независимость НКР не признала и сама Армения. По его словам, непризнание Нагорного Карабаха было существенным фактором в ходе конфликта.

В то же время российский президент назвал обвинения в предательстве в адрес Пашиняна безосновательными. Однако из слова президента все же выходит, что до катастрофы для Армении чуть было не довело именно поведение Пашиняна. Так почему он пытается его «обелить»? И вообще, к чему он рассказывает обо всем этом?

— То, что президент России решил сделать это заявление именно сейчас, выглядит вполне логичным так как соглашение подписано, боевые действия приостановлены, а российский миротворческий контингент разворачивает свою деятельность в Карабахе, — считает преподаватель кафедры международной политики и зарубежного регионоведения Института общественных наук РАНХиГС при президенте РФ Сергей Маргулис.

— Настало время открыть некоторые подробности переговорного процесса для широкой общественности. Так бывает в мировой практике достаточно часто. Что касается Пашиняна, то его сохранение у власти — гарант незыблемости подписанных соглашений, что безусловно отвечает интересам Российской Федерации. К тому же, очевидно, что Пашинян согласился на перемирие, на не самых выгодных с точки зрения части армянского общества условиях, явно не без давления со стороны Москвы. Было бы удивительно, если бы российский президент стал критиковать армянского премьера.

«СП»: — Почему Пашинян упирался? На что он рассчитывал? Почему возвращение беженцев в Шушу было неприемлемым?

— Очевидно, что любая передача территорий Азербайджану, в том числе и не входящих в состав Карабаха, но контролируемые силами НКР, были бы восприняты армянской общественностью как поражение, что безусловно сказалось бы на авторитете власти и лично фигуры премьера. Не стоит забывать, что ещё 8 октября оппозиция собиралась организовать масштабный митинг в центре Еревана и только тяжелое положение на фронте стало поводом к его отмене. Что же касается Шуши, то тут, на мой взгляд, имеют место два фактора: во-первых, крайне высокий уровень напряженности между армянами и азербайджанцами, во-вторых, символическое значение этого города для обеих сторон. Потеря Азербайджаном в 1992 году Шуши была воспринята как трагедия, и во многом внесла коренной перелом в войну.

«СП»: — По словам Путина, вопрос о передаче города Шуша никогда не ставился, он возник в ходе нового витка конфликта. А почему Алиев был согласен остановиться на малом? Захват Шуши не был изначальной целью? Он просто воспользовался упрямством армянской стороны?

— Как я уже отметил, вопрос Шуши, безусловно, важен для Азербайджана, но не исключено, что Алиев бы не стал настаивать на ее необходимой передаче в кратчайшие сроки. Особенно, с учетом того факта, что город находится на возвышенности и штурм его затруднён. Даже в случае подписания соглашения в конце октября, Азербайджан бы получил значительную территорию и избежал лишних потерь на фронте. И это сложно охарактеризовать как «довольствоваться малым». Поэтому, Алиев поступил как прагматичный политик.

«СП»: — Войны, по мнению Путина, можно было бы избежать, если бы Армения ранее отдала пять районов. Почему Армения на это не шла? Не понимали, что Азербайджан рано или поздно заберет силой?

— Здесь имеет место быть несколько факторов: ослабление авторитета Пашиняна, высокий уровень негатива по отношению к азербайджанцам и переоценка собственных сил, сочетающаяся с недооценкой сил противника, многие годы тратившего колоссальные средства на модернизацию армии и закупку новейшего российского, турецкого и израильского и т. д. оружия.

Сейчас читают:  Путин уйдет, как только гибридная война с Западом сойдет на нет

«СП»: — Путин считает, что непризнание Карабаха было существенным фактором в конфликте. А ведь действительно, Россия сразу признала Крым, не сразу, но признала Абхазию и ЮО. А почему Армения не признавала НКР? Что изменилось бы, если бы признала?

— Очевидно, что Армения не признала Карабах боясь реакции международного сообщества, которое весьма вероятно отнеслось бы к этому негативно. Здесь, наверняка, сыграла роль и позиция армянского лобби в США и Франции, которое наверняка опасается, что, перейдя «красную черту», может серьезно себя дискредитировать. Также, в случае признания НКР в границах именно Карабаха, сразу остро встал бы вопрос о 7 районах, которые туда не входят. К тому же, признание — отличный повод для политических спекуляций как внутри страны, так и на международной арене. Поэтому статус-кво, в целом устраивал армянские власти.

«СП»: — А гипотетически, что если бы Пашинян тогда согласился? Что было бы дальше? Путин назвал конфликт незавершенным. Также считают в Ереване…

— Конфликт и сейчас преждевременно называть завершенным, так как статус Карабаха не определён. Об этом недвусмысленно заявил Путин. К тому же, позиции Пашиняна в Армении весьма шатки. Нет никаких гарантий, что в случае смены власти, оппозиция не выйдет из соглашения в одностороннем порядке. Что же касается, возможного его подписания в октябре, то говорить об этом вряд ли имеет смысл, ведь история не терпит сослагательного наклонения…

— Если мы рассматриваем Никола Воваевича как премьер-министра Армении, то непонятно, на что вообще можно было рассчитывать, — говорит доцент политологии Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян.

— На то, что Путин поможет победить Алиева — глупо, ведь Пашинян Путина оскорблял, а российский президент сам выставлял Пашиняну эти условия. На то, что удастся продавить Путина? Так его нужно было продавливать — повышать ставки, признавать НКР, вводить армянские войска в Карабах. Ничего из этого не было сделано. Но если мы рассматриваем Пашиняна как человека, нацеленного на слив НКР — то тут все логично. Сначала отказываться от нормальных условий, чтобы потом получить унизительную капитуляцию.

«СП»: — А действительно ли Алиев удовлетворился бы возвращением беженцев в Шушу?

— Алиев удовлетворился бы возвращением 6 районов. Ему это уже достаточно для победы. Однако, когда начались успехи на фронте из-за пассивности Армении, резко возросли и аппетиты Баку. Все логично, горе побежденным.

«СП»: — По словам Путина, войны можно было бы избежать, если бы Армения раньше отдала пять районов. Почему Армения на это не шла? Не понимали, что Азербайджан рано или поздно заберет силой?

— Армения на это не шла потому, что ничего взамен не получала. Отдача 5 районов в обмен на что? Обещания открыть границу, вести диалог дальше? Компромисс мог быть единственным — сдача районов в обмен на признание статуса НКР. Но для этой позиции Ереван должен был хотя бы формально вести переговоры, а также сохранять хорошие отношения с Путиным. Ни того, ни другого при Пашиняне не было. Именно поэтому защитить эту позицию не удалось.

«СП»: — Чем в этом плане политика Пашиняна отличается от политики предшественников? Вроде Пашиняна всегда противопоставляли «карабахскому клану», но делал он для решения конфликта то же самое — то есть ничего.

— Пашинян отказался от переговорного процесса. Пашинян провоцировал Алиева фразами из серии «Арцах — это Армения и точка». Пашинян шел на конфликт с Москвой через прямые оскорбления Путина и назначение на посты в Армении открытых соросят. Пашинян раскалывал армянское общество своей охотой на ведьм. В общем, делал все возможное для того, чтобы Армения проиграла в карабахской войне.

«СП»: — Непризнание Карабаха было существенным фактором в конфликте, говорит Путин. А ведь действительно, Россия сразу признала Крым, не сразу, но признала Абхазию и ЮО. А почему Армения не признавала НКР? Что изменилось бы, если бы признала?

— Был бы разрушен переговорный процесс — который уже был разрушен вторжением Азербайджана. Армения пошла бы ва-банк, поставила Москву перед выбором либо смотреть за поражением союзника по ОДКБ, либо прийти на помощь. Было бы мобилизовано армянское общество. Но все это нужно было для победы — а мы уже поняли, что этой победы Никол Пашинян не хотел. Поэтому и Карабах он не признал.

«СП»: — И все же возникает ощущение, что Путин пытается «обелить» Пашиняна. По-вашему, в Кремле предпочли бы и дальше иметь с ним дело, или чтобы в Ереване сменилась власть?

— России не нужна революция в Армении. Не нужен приход сил, которые будут срывать сделку. Однако я бы не сказал, что Путин как-то оправдывает Пашиняна, и тем более защищает его. Российский президент сначала показал некомпетентность армянского премьера, а потом заявил, что итогом этой некомпетентности стало подписание соглашения на невыгодных Армении условиях. Опять же, речь о некомпетентности, а не о предательстве — ведь в этом случае получилось бы, что Россия как-то стала соучастником, предала Армению вместе с Пашиняном…

Источник

Добавить комментарий