Перспективный авианесущий крейсер против эсминца Орли Бёрк

Перспективный авианесущий крейсер против эсминца Орли Бёрк

1. Введение. Краткое содержание предыдущих серий

Данная статья завершает серию статей, посвящённых обсуждению вопроса о реальности задачи строительства авианосцев в РФ.

Предложение автора о необходимости рассмотрения альтернативной концепции лёгкого и доступного по цене авианосца и оценки его возможностей в МО интереса не вызвало. Поэтому данную серию можно рассматривать только как фантазию на тему:

«Что получилось бы, если бы заинтересовало?»
В реальности периодически вытаскиваем проект полноразмерного авианосца Шторм, стряхиваем с него пыль, затем заглядываем в кошелёк и, убедившись, что денежек там не прибавилось, строчку из ГПВ вычеркиваем.

А пока новых предложений нет, приходится вспоминать Некрасова:

«Иль, судеб повинуясь закону,
Всё, что мог, ты уже совершил,
Создал Кузю, подобного стону,
И духовно навеки почил».
Естественно, все тактические приёмы в данной статье рассчитаны, исходя из предположений, что в 2030-е годы технический уровень вооружений возрастёт с обеих сторон.

В первой статье серии «Эффективность ПВО корабельной ударной группы» на примере АУГ США показано, что АУГ обладает многоэшелонированной ПВО, для прорыва которой требуются огромные ресурсы – не менее авиаполка или эскадры с десятками ПКР.

Никакой одиночный корабль, даже вооруженный сверхзвуковыми ПКР (СПКР), не сможет одной лихой атакой поразить авианосец. Надежды на чудо-ракету «убийцу авианосцев» следует отнести к области нетехнической фантастики. Что даст гиперзвук, и сумеет ли перегретая ГПКР найти авианосец, пикируя на него с высоты 40 км, совершенно неизвестно.

Некоторые «эксперты» заявляют, что век авианосцев окончился, а нашему ВМФ достаточно контролировать 1000 км вдоль берегов. Объяснений, почему не только Китай, но даже Франция авианосцы строят, они не принимают. Поэтому нам требуется решать вопрос не о том «строить или не строить», а какой авианосец строить в условиях финансирования ВМФ по остаточному принципу?

В статье «Концепция авианесущего крейсера с БЛА шестого поколения» показано, что на базе УДК «Прибой» или «Иван Рогов» водоизмещением 25–30 тыс. т, можно построить авианесущий крейсер (АК) стоимостью 1 млрд долларов. Стоимость авиакрыла, состоящего из 40 БПЛА дозвуковых истребителей-бомбардировщиков (ИБ) и 3 БПЛА ДРЛО, должна быть примерно такой же. Если к БПЛА ИБ разработать недорогие боеприпасы, то АК превзойдет все корабли по критерию «стоимость-эффективность» в региональных конфликтах.

В этой же статье отмечено, что в РФ отсутствуют корабли с ЗРК класса Иджис, и задачу ПВО АК должен решать сам. Для этого на АК необходимо разместить мощный радиолокационный комплекс (РЛК), превосходящий РЛК Иджис. В статье Эффективность ПВО перспективного эсминца.

Альтернативный радиолокационный комплекс была обоснована конструкция такого РЛК и показано, что стоимость его будет менее 10 % цены корабля. Обнаружение маловысотных целей производит БПЛА ДРЛО, конструкция которого описана в статье «Концепция корабельного беспилотного самолета ДРЛО». При массе всего 6 т он обеспечивает существенно лучшие характеристики, чем ДРЛО Хокай. В частности, он может обеспечивать высокоточное наведение оружия.

В последней (из опубликованных) статье «Тактика ПВО перспективного авианесущего крейсера» показано, что при координированных действиях РЛК, ДРЛО и БПЛА ИБ большая часть ПКР будет уничтожена на дальних рубежах, и что ЗРК останется только отразить единичные атаки. В этой статье обосновывается тактика проведения операций против КУГ противника.

Необходимо в очередной раз напомнить, что автор не является авиаконструктором, и все приведенные ТТХ приведены ориентировочно.

2. Подготовка действий АУГ против эсминцев Орли Бёрк

Сразу отметим, что возможность встречного боя между нашим и американским АУГами не рассматривается. Для такого боя нам необходимо составить АУГ из 3–4 АК, когда преимущества групповой обороны АК и численное превосходство БПЛА ИБ позволит компенсировать их меньший ударный потенциал. Поэтому будем рассматривать посильную для АК задачу нанесения удара по КУГ США, в составе которого присутствует 1 эсминец Орли Бёрк и корабли меньших классов.

Будем считать, что противники осведомлены о наличии друг друга задолго до реального начала боя. КУГ получает ЦУ от спутников с периодичностью 1 час. АК получает только грубое ЦУ от БПЛА ДРЛО, но непрерывно. Точное ЦУ для АК получить не удастся из-за работы комплексов радиоэлектронного противодействия (КРЭП).

Предположим, что расстояние до ближайшего аэродрома противника составляет более 1200 км. Поэтому возможно появление лишь небольших групп ИБ, прилетевших с использованием дозаправки или подвесных баков. Будем считать, что серьёзной опасности они не представят.

Поэтому далее будем рассматривать только тактику дуэли АК–КУГ. Размещение ПКР на АК не предусмотрено. Некоторое число ПКР размещено на Кораблях сопровождения. Однако применять их, имея только грубое ЦУ, нерационально.

Быстрое развитие технологии КРЭП приведёт к появлению БПЛА постановщиков помех (ПП), отлетающих в сторону от корабля на единицы км. Под действием помех ПКР могут быть уведены на ложные цели.

2.1. Возможности ПВО эсминца Орли Бёрк

ПВО американского эсминца обеспечивает ЗРК Иджис. Современный вариант ЗРК имеет РЛК, состоящий из двух РЛС, каждая из которых содержит 3 АФАР, обеспечивающих круговой обзор. Многофункциональная (МФ) РЛС работает в 10-см диапазоне волн и производит всепогодное обнаружение и сопровождение целей. РЛС наведения ЗУР работает в 3-см диапазоне и обеспечивает высокоточное сопровождение и подсвет целей. Дальность обнаружения МФ РЛС предположительно составляет 400–500 км по ИБ.

Для наших БПЛА наибольшую опасность представляют ЗУР большой дальности (БД) SM6. В открытом доступе (Википедия) заявляется, что дальность пуска этой ЗУР составляет 250 км, а скорость 3–4 М. Однако, по мнению экспертов, её характеристики явно занижены. Сейчас имеется две модификации ЗУР, а в 2024 году будет принята третья, наиболее мощная.

Поскольку точные значения неизвестны, то примем оценку максимальной скорости 2–2,5 км/с и дальность стрельбы по воздушным целям 370 км, а по морским целям – 460 км. При пусках на такие дальности высота верхней точки траектории превысит 40 км. Радиолокационная головка самонаведения (ГСН) ЗУР унифицирована с ГСН УР АМРААМ и также обеспечивает наведение ЗУР и на корабли.

В настоящее время почти все эсминцы оснащены ЗУР БД Стандарт-2 с дальностями стрельбы 120–240 км, но новые серии будут оборудоваться SM6. Стоимость SM6 весьма велика – 4 млн долларов. Поэтому трудно ожидать, что всё максимально доступное число пусковых установок (74) будет занято SM6. Далее предположим, что только половина пусковых (36) будет занята SM6.

Рубеж ПВО малой дальности обеспечивают ЗУР Си Спэрроу с дальностью пуска 20 км. Недостатком этой ЗУР является то, что она переделана из старой авиационной УР средней дальности и имеет полуактивную ГСН, требующую подсвета от корабельной РЛС, и тяжёлую БЧ – 45 кг. В результате масса ЗУР равна 225 кг. Достоинством ЗУР является её относительная дешевизна – видимо, около 200 тыс. долларов.

КРЭП SLQ-32, размещённый на эсминце, имеет очень высокий энергопотенциал – до 1 МВт, что достигается за счёт формирования узких лучей, направляемых на подавляемую РЛС. КРЭП рассчитан на подавление БРЛС ИБ, которые традиционно работают в диапазоне 3–4 см, а также ГСН ПКР, работающих в диапазоне 0,8–3 см. Длины волн более 4 см не подавляются. Следовательно, БРЛС БПЛА ИБ и ДРЛО, работающие в диапазоне 5,5 см, будут подавляться только вынесенными БПЛА постановщиками помех (ПП), а их энергопотенциал в десятки-сотни раз меньше энергопотенциала корабельных КРЭП.

2.2. Определение числа кораблей в КУГе

Для нанесения удара необходимо вскрыть состав и конфигурацию КУГ.

При отсутствии помех ДРЛО мог бы определить координаты кораблей с безопасных дальностей 400–500 км. И ошибка определения была бы удовлетворительной: 100–200 м. Однако вынесенный ПП может замаскировать отметки целей. Для этого ПП должен находиться в луче РЛС ДРЛО тогда, когда луч направлен на цель. При расстоянии от ДРЛО до цели 400 км и ширине луча РЛС 0,7° удаление ПП от корабля не должно превышать ±2 км. Следовательно, если ДРЛО запеленгует ПП вместо цели, то такое ЦУ всё равно останется неточным.

Для борьбы с ПП лучше всего использовать второй ДРЛО. Расстояние между двумя ДРЛО должно быть большим – порядка 100 км. Тогда можно использовать второй ДРЛО в полуактивном режиме. То есть сам он не излучает, а использует подсвет целей от первого ДРЛО. Следовательно, ПП будет облучать только активный ДРЛО, а второй останется или совсем необлучённым, или мощность помех будет на порядок меньше. Кроме того, если сигналы помех, принятые обоими ДРЛО, ретранслировать на АК, то можно сигнал первого ДРЛО использовать для компенсации помех у второго. Ошибка определения координат может увеличиться до 200–400 м.

3. Тактика применения ПКР

При сближении АУГ и КУГ на расстояние 600 км, АУГ, в принципе, уже может начинать бой. Но это невыгодно, так как дальность пуска сверхзвуковых ПКР (СПКР) типа Оникс и БПЛА ИБ близка к предельной.

КУГу для начала боя также нужно иметь СПКР, так как дальность пуска дозвуковых ПКР (ДПКР) Гарпун менее 300 км. Наша ДПКР Х-35у имеет такую же дальность. В качестве ДПКР БД можно было бы использовать 3М14 Калибр, но о таком применении не объявлялось.

Преимуществом предложенного БПЛА ДРЛО является большая высота полёта – 17 км. Соответственно, дальность горизонта обнаружения им кораблей доходит до 500 км. Дальность обнаружения АВАКСа, летающего на высоте 10 км, составляет 400 км.

Поэтому наличие в АУГ ЗУР БД 40Н6Е с дальностью пуска 400 км почти исключает применение АВАКСа, так как ИБ сопровождения на таких удалениях у него нет. А надеяться на защиту ЗРК Иджис опасно.

3.1. Возможности наведения ПКР на цель в условиях помех (спецпункт для интересующихся)

Основной принцип работы РЛС состоит в том, что луч антенны выставляется в очередное заданное направление. И затем туда излучается короткий импульс выбранной длины. Вся дистанция, по которой прокатывается импульс, разбивается на элементы, длина которых равна длине импульса.

Если на дистанции находится цель, то отраженный от неё эхо-сигнал через некоторое время возвращается к РЛС. Зная задержку сигнала и скорость импульса, можно определить дальность до того элемента, где находится цель. На индикаторе РЛС этот элемент выделяется отметкой, яркость которой пропорциональна мощности эхо-сигнала.

Противник, стремясь подавить РЛС, может излучать два вида помех.

Шумовая помеха действует непрерывно и засвечивает все элементы дальности на индикаторе, так что требует излучать большую среднюю мощность помехи.

Имитационная помеха представляет собой редкие импульсы, копирующие импульсы РЛС. Соответственно, они имитируют отметки целей только в небольшом числе элементов дальности. А на это требуется в десятки раз меньшая мощность, чем у шумовой помехи.

Вторым методом повышения эффективности помехи является применение в КРЭП довольно больших антенн, формирующих узкий луч. В результате плотность потока мощности передатчика помех в направлении подавляемой РЛС возрастает. Поскольку БПЛА ПП имеют небольшие размеры, то они, в отличие от КРЭП кораблей, чаще повышают эффективность за счёт использования имитационных помех.

Далее рассмотрим динамику наведения СПКР в присутствии БПЛА ПП.

Пусть СПКР типа Оникс подлетает к цели на малой высоте 10 м. На дальности 15–25 км включается ГСН и начинается поиск цели. Конкретная дальность включения и ширина зоны поиска определяется точностью ЦУ и точностью выхода СПКР в зону поиска. Если вывод СПКР на цель производит тот же ДРЛО, который обнаружил цель, то, используя ответчик линии радиокоррекции СПКР, ошибку вывода можно сократить до 100 м.

В момент включения ГСН желательно для БПЛА ПП занять позицию вбок от защищаемого корабля на 0,5–1 км и на 1–2 км вперёд в сторону СПКР.

Предположим, что в ответ на включение ГСН ПП излучит несколько имитационных импульсов. Один из импульсов должен излучаться так, чтобы совпасть по времени с эхо-сигналом, отраженным от корабля. Мощность этого имитационного импульса должна в несколько раз превосходить мощность эха.

Тогда ГСН воспримет сумму эха и импульса как единый эхо-сигнал, отраженный от цели, но направление на эту ложную цель будет совпадать с направлением на более мощный импульс ПП. Типовая ширина луча ГСН составляет 5–7°, поэтому на дальности 5–8 км истинная цель выйдет из луча ГСН, поскольку луч направлен на ложную цель.

В результате наведение продолжится на ПП, а цели в луче уже не будет. Управление временем задержки импульсов ПП производит РЛС корабля, которая измеряет точную траекторию СПКР и, зная точное положение ПП, вычисляет требуемую задержку импульса.

Разобраться с уводом ГСН на ложную цель мог бы ДРЛО, поскольку ДРЛО и ГСН работают в разных диапазонах волн. Если координаты цели, определяемые ДРЛО и ГСН, существенно различаются, то ДРЛО может выдать команду на поиск цели в той зоне, которую ДРЛО считает правильной. Однако следует учесть, что при наличии нескольких БПЛА ПП ДРЛО может также не разобраться в обстановке.

3.2. Тактика атаки ПКР с больших дальностей

Предположим, что АУГ находится на безопасной дальности 500 км от КУГа. Дальность пуска СПКР Оникс, оснащенной ПВРД, объявлена равной 650 км. Для таких СПКР максимальная дальность достигается при полёте по траектории на высотах более 12 км.

Если СПКР всю дистанцию пролетит на малой высоте, то дальность полёта сократится в 4–5 раз. Поэтому при пуске СПКР с дальности 500 км, на малой высоте удастся пролететь не более 40 км. Учитывая то, что СПКР при маловысотном полёте выходит из-за горизонта на дальности 30 км, получим, что скрытный участок полёта (10 км) пренебрежимо мал. Выигрыш будет только в том, что на малых высотах вероятность поражения от ЗУР уменьшается.

При полёте на больших высотах МФ РЛС Иджис сможет обнаружить СПКР на дальности до 300–400 км. Если будет принято решение уничтожить СПКР с помощью ЗУР БД SM6, то точка встречи будет назначена на небольшой дальности порядка 100 км, где вероятность поражения весьма велика, так как СПКР на таких дальностях ещё не маневрирует, а точность наведения ЗУР высока.

В случае промаха SM6 вторую попытку поражения СПКР уже будут обеспечивать пара ЗУР МД. Точка второй встречи (15 км) позволит (в случае промаха) выполнить и третью попытку поражения.

Повысить вероятность выживания СПКР можно, если производить интенсивное маневрирование в момент приближения ЗУР. Постоянно маневрировать СПКР не может из-за потери скорости. Для обнаружения атакующей ЗУР можно было бы использовать штатную ГСН, что потребует введения новых режимов работы ГСН и разработки соответствующих алгоритмов. Мощность ГСН невелика, и самостоятельно обнаружить ЗУР с ЭПР 0,1–0,3 кв. м она сможет на дальности 2–4 км, что недостаточно для определения траектории ЗУР и выбора оптимального противозенитного манёвра.

Сейчас читают:  Российских военных изумили слова Пашиняна об «Искандерах»

На маршевом участке полёта, когда СПКР летит на высоте более 20 км, обнаружить ЗУР сможет РЛС ПРО АК и передать ЦУ на СПКР. Тогда дальность обнаружения ГСН возрастет до 6–8 км. Даже если ГСН и не обнаружила ЗУР, манёвр можно будет начинать по данным РЛС ПРО, пусть и неоптимально.

На участке снижения, когда высота СПКР станет меньше 10 км, то СПКР окажется ниже горизонта РЛС ПРО, и выдача ЦУ станет невозможной. Обнаружение ЗУР при полёте на малых высотах мог бы обеспечить ДРЛО, но для этого ему необходимо приблизиться к эсминцу хотя бы на 150–200 км, что крайне опасно. Количество СПКР в АУГ невелико, а число ЗУР БД и МД КУГа превышает 100.

Стоимость эсминца США оценивается в 2 млрд долларов, поэтому размещение на них 36 ЗУР SM6 представляется вполне оправданным. Боезапас ПКР ВМФ и ВВС США составляет 7 тыс. штук. Сравнивая военные бюджеты РФ и США, быстро понимаешь, что необходимо искать асимметричный ответ. Реальность возможности строительства АК, который (вместе с авиакрылом) должен стоить примерно столько же, сколько и Орли Бёрк, вызывает у читателей ВО недоверие.

Между тем БПЛА ИБ позволяют использовать гораздо более дешевые боеприпасы, чем СПКР или ЗУР БД. Конечно, и нам хотелось бы иметь универсальную ЗУР, которая успешно выполняет и роль СПКР. Каков облик нашей ЗУР 40Н6Е, до сих пор неизвестно. Если она окажется не хуже ЗУР SM6, то возникает вопрос – сколько таких ЗУР у нас будет и когда? Какие РЛС будут способны наводить такую ЗУР на дальность 400 км и по каким целям? Пока что фрегатов типа адмирал Горшков, способных хоть как-то применять данные ЗУР, у нас на 4 флота всего 2.

В итоге приходим к выводу, что даже без учёта действия помех вероятность поражения эсминца штатными СПКР очень невелика. Поэтому далее рассмотрим альтернативный метод нанесения удара.

4. Использование БПЛА ИБ для нанесения удара
4.1. Концепция истощения боекомплекта КУГ. Перспективы применения лёгких ПКР

Самые лёгкие СПКР Х-31 имеют дальность пуска не намного больше 100 км и не обеспечивают возможности для ИБ пуска из безопасных зон. Следующая ДПКР Х-35 имеет дальность пуска 300 км. Но, как и другие ДПКР, имеет невысокую выживаемость, а вес её возрастает до 700 кг.

Остальные ПКР ещё дороже и тяжелее. Во многом такие массы ПКР объясняются требованием иметь тяжелую БЧ 200–400 кг, чтобы поразить корабль единственным попаданием. Также требуется и обеспечение принципа «пустил-забыл». И самостоятельный поиск цели в широком секторе. В результате размеры и масса ПКР увеличиваются. И вероятность их поражения ЗУРами или ЗАКами возрастает. Рост массы и стоимости СПКР приводит к уменьшению боекомплекта. СПКР БД настолько тяжелы, что типовой ИБ не может их поднять.

Бомбардировщики Ту-22м3, ТУ-95, ТУ-160 способны нести 2–4 СПКР, но сами они имеют настолько высокую заметность, что не могут входить в зону поражения корабельного ПВО. Безопасное расстояние от этих самолетов до ЗРК Иджис с ЗУР SM6 составит 450 км. Обычная БРЛС этих самолетов многократно уступает РЛС ДРЛО и по дальности, и по точности, и по помехозащите. Поэтому пуск СПКР если и состоится, то не по отметкам цели, а по тому пятну помех, которое видит БРЛС на месте КУГа. После пуска ГСН ПРК должны будут самостоятельно разбираться с помехами и уклоняться от ЗУР.

Сущность альтернативной концепции ПКР состоит в том, что в условиях мощного ПВО противника лучше иметь несколько простых, легких и дешевых ПКР, чем одну превосходную, тяжелую и дорогую.

Важно создать для противника ситуацию «цугцванга», когда не расходовать ЗУР, обстреливая наши ПКР, он не может, а количество ПКР у нас заведомо больше, чем у него ЗУР. Когда КУГ использует весь боекомплект ЗУР, он останется фактически беззащитным.

В качестве лёгкой ПКР предлагается использовать модификацию планирующей бомбы (ПБ) с ИК ГСН, описанной в статье «Концепция авианесущего крейсера». Недостатком ПБ является невысокая дальность полёта 100–150 км. Увеличить дальность можно за счёт установки стартового ускорителя.

Предположим, что при весе ПБ 120–130 кг, ускоритель весом 90–100 кг может разогнать ПБ до скорости 1200 м/с и отстыковаться. ПБ с ускорителем назовём планирующей ПКР (ППКР).

Траектория ППКР состоит из нескольких этапов:

— БПЛА ИБ поднимается на высоту 16–18 км при скорости 270 м/с.

— Затем ускоритель ППКР запускается, и ППКР по траектории, близкой к баллистической, поднимается на высоту порядка 40 км при скорости в высшей точке 750 м/с.

— Далее производится планирование к цели. Предполагается, что максимальная дальность планирования будет достигаться тогда, когда удастся обеспечить минимальную скорость в конце участка 150 м/с. В этот момент ППКР должна оказаться почти у цели на высоте 3 км.

— Для уклонения от поражения ЗАКом Вулкан-Фалланкс после окончания участка планирования ППКР переходит в режим пикирования, для чего крыло сбрасывается. Скорость в конце пикирования нарастает до 270 м/с.

В итоге за счёт того, что большая часть траектории проходит в стратосфере, дальность полёта ППКР массой 220 кг, достигает ориентировочно 300 км. И это несмотря на то, что ППКР использует простой твёрдотопливный ускоритель. Достоинством лёгкой ППКР является то, что БПЛА ИБ может нести 4 таких ППКР. При более тяжелом ускорителе, увеличив массу ППКР до 350 кг, можно довести дальность пуска до 400 км. Но таких ППКР БПЛА может нести только две. В результате противник израсходует вдвое меньше ЗУР, что невыгодно.

Старт с больших высот позволяет набрать высоту до 40 км при малых потерях энергии и пролететь сверхзвуковой участок планирования на высотах более 20 км, что обеспечивает медленную потерю скорости. Дополнительным преимуществом ППКР является малая заметность (ЭПР менее 0,01кв. м) и малые размеры – длина 1,7 м, диаметр 0,19 м, делающие ППКР трудной целью для ЗУР.

4.2. Тактика борьбы с ЗУР БД (спецпункт для интересующихся)

В данном параграфе рассматривается предварительный этап атаки, когда противника провоцируют на пуск максимального числа ЗУР БД. Наибольшей трудностью преодоления ПВО КУГа является проблема борьбы с гиперзвуковой ЗУР SM6. БПЛА ИБ (при наличии боеприпасов на внешней подвеске) не может иметь малую заметность. Поэтому, при полёте на высоте более 15 км, БПЛА могут быть обнаружены РЛС Иджис на дальности до горизонта – 500 км. Следовательно, уже на дальности 350–400 км БПЛА ИБ может быть поражен.

Пилотируемые ИБ используют полёт на высотах ниже горизонта и, только подойдя к рубежу пуска, выполнив «горку» и обнаружив цель, пускают ПКР. Наоборот, пуск ППКР может происходить только с больших высот. Понимая неизбежность встречи с SM6, рассмотрим тактику, максимально облегчающую эту встречу.

Необходимо вынудить ЗРК пускать SM6 на максимальные дальности, когда скорость ЗУР падает до 2–3 М. Для этого противник должен знать, что БПЛА может нести до 4 ППКР, и его лучше уничтожить до выхода на рубеж пуска.

Высота полёта БПЛА должна составлять 13–14 км, чтобы оператор ЗРК опасался того, что БПЛА может подняться ещё на 3 км и пустить ППКР, и не сомневался в реальности возможности поражения БПЛА.

— Необходимо, чтобы РЛС ПРО АК обнаруживала SM6 уже во время разгона этой ЗУР.

— Получив данные о старте ЗУР, БПЛА быстро снижается ниже линии горизонта и, завершив снижение, уходит в сторону на 20–30 км.

— ГСН ЗУР, лишившись поддержки МФ РЛС, не сможет обнаружить БПЛА и промахнётся.

— Если ЗУР случайно или по данным сторонних источников развернётся в сторону манёвра БПЛА, то РЛС ПРО должна выдать команду для БПЛА на применение ПР против ЗУР.

Желательно одновременно использовать 2 БПЛА, разнесенных друг от друга на 100–120 км. Тогда оператор ЗРК вынужден будет пустить сразу пару ЗУР. Только обнаружив пуск второй ЗУР, можно разрешить обоим БПЛА опуститься ниже горизонта, иначе пуск второй ЗУР может быть отменен. После промаха обеих ЗУР, БПЛА могут подняться выше горизонта уже в новых местах и повторить весь сценарий снова. Нельзя только приближаться к КУГ на расстояние меньше 300 км, чтобы не уменьшать баланс времени для манёвров БПЛА. Если после нескольких промахов SM6 оператор прекратит дальнейшие пуски, то можно будет выдвинуть БПЛА на следующий рубеж – 250 км, с которого можно пускать ППКР, имея некоторый запас по дальности пуска.

4.3. Подготовка пуска ППКР. Разведка координат КУГ

Пуск ППКР будет производиться из двух позиций, находящихся на рубеже 250–280 км и разнесенных на 100–120 км по фронту. БПЛА ДРЛО являются критически важными средствами для всей операции. Поэтому ДРЛО должен находиться позади БПЛА, в данном случае на рубеже 300–330 км на высоте 6–8 км.

Заняв этот рубеж, ДРЛО начинает облучать КУГ. В ответ ПП КУГа начинают подавлять РЛС ДРЛО. С такой дальности обеспечить точное командное наведение ППКР невозможно. Конечно, в благоприятных условиях, даже при неточном наведении, ИК ГСН ППКР обеспечила бы наведение на заданный отсек корабля.

Но в реальности противник, зная, что на ППКР установлена ИК ГСН, будет создавать помехи. Например, в виде аэрозольных облаков и т.д. Поэтому необходимо стремиться уменьшить ошибку командного наведения в 3-4 раза. Для этого приходится создавать разведгруппу, состоящую из БПЛА ДРЛО и БПЛА ИБ, оснащённого ПР.

Группа в скрытном режиме выдвигается вперёд и занимает позицию для ДРЛО на рубеже 150км, а для ИБ на рубеже 100 км. Далее группа проверяет намерение оператора ЗРК обстреливать приблизившийся ИБ. Для этого ИБ поднимается на высоту 1 км и начинает демонстративно барражировать на этой дальности, имитируя собой БПЛА ДРЛО.

ДРЛО группы, продолжая оставаться ниже горизонта, начинает облучать пространство над КУГом, чтобы зафиксировать факт пуска ЗУР БД. Если пуск состоялся, то ИБ, опустившись ниже горизонта, уходит в сторону. ДРЛО продолжает контролировать полёт ЗУР. И, если обнаруживается, что ЗУР угадала местонахождение ИБ, выдаёт команду на применение пары ПР против ЗУР. Поскольку дальности до ЗУР невелики, то будет обеспечена высокая точность наведения ПР.

Только в случае прекращения пусков ЗУР выдаётся команда на начало пусков ППКР первой пары БПЛА с рубежа 250 км. В это время ДРЛО группы в скрытном режиме подлетает к рубежу 100–120 км. За 30 сек до подлёта первой ППКР к цели ДРЛО поднимается над горизонтом и в полуактивном режиме за 10–15 сек получает координаты кораблей. Далее ДРЛО опускается ниже горизонта, продолжая наводить ППКР. Ошибка наведения будет менее 30 м.

4.4. Тактика нанесения удара

Обнаружив налёт ППКР, противник не станет применять по ним SM6, так как для дозвуковых целей лучше использовать ЗУР МД, которые пускаются парами. Однако и запас ЗУР МД тоже невелик. И уничтожить более 20–30 ППКР эсминец не сможет. После окончания запаса ЗУР МД останется только продолжить пуски SM6, но уже только по БПЛА, находящимся ближе 300 км.

Если пуски ЗУР происходят, то следующие подлетающие БПЛА идут на высоте 13–14 км, что позволяет им в случае угрозы быстро снизиться на безопасную высоту. Тем не менее, подходя к рубежу 250 км, БПЛА должны подняться на высоту 16–18 км.

После обнаружения пуска SM6 БПЛА разворачивается и уходит, одновременно снижаясь с максимальной скоростью на высоту 4 км. Перед разворотом производится пуск первой пары ПР в планирующем режиме в сторону ЗУР. Когда SM6 опустится на высоту 20–25 км, ПР запускают двигатели и стартуют навстречу. Встреча первой пары с SM6 происходит на расстоянии 35–40 км от БПЛА. После оценки результатов первого пуска производится пуск второй пары, которая стартует в планирующем режиме и сразу после завершения разворота запускает двигатели. Их встреча с ЗУР должна состояться на расстоянии 5–7 км от БПЛА.

Кратко упомянем, что можно предложить вариант срыва атаки SM6 с помощью КРЭП, роль которого должна играть БРЛС БПЛА. АФАР БРЛС должна работать в том же диапазоне 3 см, что и ГСН SM6. Тогда пара БПЛА, разнесенных на 500–700 м, может организовать мерцающую помеху, когда помеха попеременно включается то с одного, то с другого БПЛА. Темп переключения 2–3 с. Когда на расстоянии 4–5 км ЗУР окончательно нацелится на одну из помех, эта помеха выключается. А вторая включается и подавляет ГСН по боковым лепесткам её антенны. В этот момент первый БПЛА совершает интенсивный манёвр и уходит в сторону.

Если пуски SM6 прекратились. И есть основание полагать, что их осталось единицы штук, то оба ДРЛО (в сопровождении БПЛА с ПР) могут подлететь к КУГ на расстояние 100–120 км на высоте 1–1,5 км. На таких дальностях ПП уже не смогут скрыть цели. С рубежа 120 км БПЛА ИБ могут пускать уже обычные ПБ, неся их по 6 штук.

5. Выводы. Итоговая оценка эффективности авианесущего крейсера

— Оценочная стоимость серийного экземпляра АК вместе с авиакрылом и боекомплектом сопоставима со стоимостью эсминца США с боекомплектом.

— Дальняя граница действия авиакрыла по наземным и морским целям составляет 600 км, а граница ПВО – 200 км.

— Совместная работа РЛК АК и РЛС ДРЛО позволяет БПЛА успешно обнаруживать атакующие ЗУР и уходить от атаки. В критических ситуациях ПР могут успешно решать задачи ПРО.

— БПЛА ДРЛО способен производить наведение оружия, что позволяет упростить ГСН и удешевить боеприпасы.

— Дешевизна планирующих боеприпасов позволяет использовать концепцию «атакующего роя» и вынудить противника израсходовать комплект ЗУР любого ЗРК.

— Применение ПБ с высоты 16–18 км попутно позволяет БПЛА безопасно пролетать над зоной поражения любого ЗРК МД.

— Боевая эффективность АК значительно превосходит эффективность «одноклассников» – Петра Великого и модернизируемого адмирала Нахимова. А у «классом меньшего» Орли Бёрка АК выигрывает за явным преимуществом.

— АК предназначен для применения в региональных конфликтах. И не должен вступать в прямой бой с АУГ США. Но объединение 3–4 АК сможет решить и эту задачу за счёт многократного преимущества в темпе самолёто-вылетов, особенно повторных.

Автор:Андрей Горбачевский
Источник

Добавить комментарий