Пара фраз дня: Михаил Абызов vs пан Калюжный

Прелести тюрьмы

Я ему [бывшему министру Михаилу Абызову] говорю: «Тут многим тяжело приходится». Он говорит: «А кому тяжело? Всем хорошо». Я говорю: «Ну, как же? Вот так вот…». Он говорит: «Это, наоборот, прекрасно»… Он часто повторял, что это, в общем, гостиница четыре звезды с плюсом. Называл его отелем несколько раз — «Лефортово»… Может быть, человек на все посмотрел по-другому. Есть же главный принцип всех позитивных людей. Если ты не можешь изменить ситуацию, измени свое отношение к этой ситуации. Вдруг он изменил, вдруг он такой глубокий философ и поменял? В реальности… в заточении можно найти и плюсы… Представьте человека, у которого бесконечно звонили все телефоны… все его рвали на части, куча встреч, невозможно подумать дальше… И тут ничего нет, никакой связи. Адвокатов не пускают. Никакой связи с внешним миром. Сидишь. Следователь не приходит, он тебя закрыл и забыл о тебе… И ты один, и ты медитируешь, ты читаешь… Ты никогда не читал последние годы…

Ева Меркачева, журналистка, член Совета по правам человека

— А на волю хочется? — спросил Чонкин.
— На волю? — удивился Калюжный. — Ни. А шо там хорошего?
— Как? — всполошился Чонкин. — Дак как же чего хорошего? Ну, там… это… солнышко светит, птички поют.
— А на шо тоби та птичка? Шоб вона тоби на голову какнула?
Чонкин растерялся и не знал, что ответить.
— Ото ж уси кажуть: воля, воля, — развивал свою мысль пан Калюжный, — а разобраться, так вона никому и не нужна. Тут тэбэ утречком разбудылы, несут баланду. Много чи мало, а принесут. А на воли хто тоби принесе? Та никто… У тюрьми луче. Тут люды яки сидять — профессура! А на воле шваль одна осталась, ей-бо!
Пан Калюжный еще долго убеждал Чонкина в преимуществах тюремной жизни, вдруг неожиданно смолк на полуслове и захрапел.

Владимир Войнович. «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина»

The post Пара фраз дня: Михаил Абызов vs пан Калюжный appeared first on The Insider.

Армия и Флот✔(Админ)

Next Post

Яд для Геринга

Чт Май 30 , 2019
История Второй мировой войны до сих пор хранит немало тайн. И все же время идет, и завеса над ними постепенно начинает приоткрываться. Вот одна из подобных историй. Письмо от американца Стиверса На адрес волгоградского ветерана войны Владимира Никитовича Заворотнева пришло письмо из Калифорнии от рядового американской армии Герберта Ли Стиверса. […]

Мета