Топ-100

Памятники XVI века в Эстонии

Памятник времен Ливонской войны

Всего на территории современной Эстонии остался один памятник, поставленный во время Ливонской войны на месте сражения.

Памятники XVI века в Эстонии

Современный вид креста. Фото автора
Он находится в Таллинне на углу улиц Тонди (Tondi) и Марта (Marta) в небольшом сквере. И его довольно трудно отыскать.

Это трехметровый каменный крест, установленный в память Бласиусу Хохгреве, одному из богатейших купцов Ревеля, погибшему 11 сентября 1560 года в бою ревельского ополчения на Иерусалимском холме неподалеку от Ревеля.

Памятники XVI века в Эстонии

Информационный стенд. Фото автора
Ещё один памятник, поставленный в 1590 году находится рядом с трассой Таллинн – Нарва, называется Кырккюла крест (Kõrkküla kivirist). От Таллина это около 135 км. Но это другая война.

Но интересно, что оба эти памятника выполнены в виде мальтийского креста.

Источники о сражении на Иерусалимском холме: Denkelbuch или «протокольная книга братства», «Хроники провинции Ливонии» Бальтазара Руссова, Псковская летопись. Это основные источники.

Все источники описывают сражение по-разному.

Книга братства Черноголовых отдаёт победу ревельцам, а Ливонские хроники и Псковская летопись однозначно утверждают, что победа была за русскими войсками.

Что произошло 11 сентября 1560 года?

После взятия 30 августа 1560 года замка-крепости Феллин (Вильянди) был отправлен полк во главе с боярином Иваном Яковлевым и князем Григорием Мещерским к Ревелю с предложением сдачи города.

Полк состоял из 11 конных сотен, а это около 1500 человек.

Скорее всего, русские войска прибыли в район Ревеля в предыдущий день и расположились лагерем в паре километров от городских стен.

Ревельцы решили использовать фактор неожиданности: напасть рано утром на лагерь.

Пойдя 3/4 пути авангард наступавших, а это были в основном члены братства Черноголовых, наткнулся на отряд охранения. И завязался бой. Силы были не равны, но вскоре из лагеря подоспела помощь. И нападение было отбито. Видя полное превосходно русских, ревельцы поспешили за городские стены. Их основные силы даже и не успели принять участие в сражении.

Почему я пишу «ревельцы»? А потому, что в этой авантюрной вылазке приняли участие представители всех городских сословий и гарнизон города.

Интересно это описано у Балтазара Руссова:

«С тем же отрядом московит, возвратившись из Вика, показался пред Ревелем и расположился лагерем сначала на Гаркском дворе в полуторы милях от города. Тогда ревельцы, и дворяне, и не дворяне, члены магистрата, бюргеры, гезели, ландскнехты и простолюдины верхом и пешком рано утром сделали вылазку из города и взяли с собой два полевых орудия в надежде врасплох застать неприятеля. Пройдя около трех четвертей дороги, они наткнулись на отряд, который должен был гнать добытый скот; из этого отряда они многих убили, отняли у них всю добычу, взятую в Вике, что составляло несколько тысяч скота и несколько пленных, и велели гнать их к городу. Но тогда другие pyccкие в лагере скоро оправились, бросились на ревельцев и схватились с ними. Но ревельцы, по многочисленности русских, должны были отступить, надеясь получить подкрепление от ландскнехтов и пехотинцев, оставшихся позади. Но ландскнехты и пехотинцы, видя, что дворяне бегут, побежали также в кусты и болота, куда только кто мог забраться, и бросили пушки, которые русские взяли вместе с магистратскими лошадьми, везшими их (после сражения)… Тогда русские подобрали своих убитых, свезли их в соседние деревни и сожгли деревни вместе с телами и отправились в Виттенштейн к другому отряду. Случилось это 1560 года, 11 сентября».
По всем источникам отмечено разное количество погибших у противника, явно цифры завышено в разы, но, скорее всего, количество своих потерь указано правильно. И поэтому довольно легко установить истинные потери.

Со стороны ревельцев погибло около 60 человек, в том числе 11 братьев братства Черноголовых. Русские потери: 15 «детей боярских» и, если добавить погибших с ними их слуг, то получится не более 50 человек.

Я отдельно указал погибших братьев, так как это они установили на месте сражения три креста. Один крест сохранился.

Что интересно, один из погибших братьев Мастер Ханс был глазным врачом.

Ещё братья заказали картину-эпитафию, которая сейчас находится в башне Кик-ин-де-Кёк.

Памятники XVI века в Эстонии

Картина-эпитафия
На картине изображено почему-то только 10 погибших братьев (куда ещё одного дели?). Картина выполнена в виде иконы. В левом верхнем углу самое первое изображение Таллина, в правом – само сражение. На переднем плане погибшие, над ними – их поимённый список, в центре под крестом – свиток с изображением головы Св. Маврикия покровителя братства.

Почему я обратился к этому незначительному эпизоду Ливонской войны? К сожалению, у нас мало осталось на сегодняшний день памятников тех событий. А тут можно в прямом смысле прикоснуться к истории.

Памятный крест боярину

Все мы знаем об известном беглеце от деспотии царя Ивана IV князе Курбском, благодаря их эпистолярному «роману». Но довольно много дворян бежало со своими семьями за границу от внутренней политики, проводимой царем Иваном Васильевичем. Как относиться к этому явлению? Наверное, каждый решает для себя сам. Нам известны многие достойные личности, которые по собственной воле переходили служить русским царям.

Сейчас читают:  Пресс-служба Люфтваффе бундесвера: Решено эксплуатировать истребители Tornado до 2030 года

Известная практика: если в ходе войн пленный присягал на верность царю, то его оставляли в армии, но посылали служить в разные районы России, используя принцип экстерриториальности. Если попал в плен на северо-западе – изволь служить на юго-востоке. Что заставляло людей переходить на службу к врагу или бывшему врагу? Вопрос непростой и в каждом отдельном случае ответ на него может быть разный, но есть определенные общие факторы.

После окончания Ливонской войне шведы вытеснили войска Ивана Васильевича из Ливонии, но не все русские покинули эти земли. В 1584 году на шведской службе появляются дворяне Насакины, Барановы, Головачевы, Розландины, Романовы, Путиловы. Некоторые не хотели расставаться с землями, на которых они уже прижились. Другие – боялись возвращаться из-за угрозы смертной казни за сданные крепости и проигранные сражения. Кто-то бежал от опричнины. Для именования русских дворян на шведской службе было придумано слово «байор», скорее всего, произошедшее от русского слова – боярин, которым западные источники именовали всех русских.

Памятник, о котором пойдет рассказ, установлен как раз бывшему русскому дворянину, воевавшему на стороне шведов, Василию Розландину.

Памятники XVI века в Эстонии

Фото креста Кырккюла. Фотография автора
Если ввести в поисковик Google maps «Kõrkküla kivirist», то вы увидите место установки этого памятника. Известно, что в июне 1582 года в Нарву из России пришли три брата Розладины (Петр, Федор и Василий), которые поступили на шведскую службу.

Почему Розладины покинули Россию, история умалчивает. Историк С.Б. Веселовский считает, что Петр Розладин мог быть двоюродным братом воеводы Василия Васильевича Розладина-Квашнина – участника Ливонской войны. Как и многие другие русские дворяне, он был казнен по приказу Ивана Грозного в период с 1570–1573. Известно, что все семейство Розладиных подверглось опале. Возможно, это и стало причиной бегства братьев к шведам. Вначале шведы платили русским за службу, а затем с 1584 году им стали жаловаться земли. Это всё осталось в документах. Сначала им выделили земли на островах в основном на Хийюмаа, используют принцип экстерриториальности, то есть подальше от русской границы, но потом они стали получать земли и по всей Эстонии, Швеции, Финляндии.

По приказу Бориса Годунова в 1590 году началась Русско-шведская война. После взятия крепости Ям русские войска в конце января появилось у стен Ивангорода. Нарву и Ивангород защищал шведский гарнизон в составе около 1600 человек под командованием Карла Горна. Кроме этого, под Нарвой стояла полевая армия шведов численностью до 5000 человек, которой командовал Горан Бойе. В этом соединении и должны были находиться братья Розладины. Узнав о численном превосходстве противника, Бойе оставил перед Нарвой небольшой заслон, а сам отошел с основными силами в район Вейзенберга.

Полк под командованием князя Дмитрия Хворостина уничтожил шведский заслон под Нарвой и направился вглубь Эстонии. 4 февраля 1590 года Горан Бойе получает сведения о том, что в его направлении движется отряд русских численностью около 10000 человек. Бойе выступает навстречу. В районе деревни Кырккюла происходит битва, победу в которой одержали шведы.

Место сражения находится на единственном участке старой дороги Нарва – Раквере (Вейзенберг), которая совпадает с современным шоссе. Крест стоит в 3–4 метрах от края дороги. И особенно он хорошо виден, когда едешь со стороны Нарвы. Некоторые участники данного сайта считают, что территория Эстонии была усеяна сетью дорог ещё в XIII веке. Дорога из Раквере в сторону Нарвы была единственной. Ниже – карта 1808 года.

Памятники XVI века в Эстонии

Карта Эстляндии и Лифляндии 1808 г.
По словам Бойе, они преследовали отступающего противника три мили до мызы Аа и взяли в плен много русских и татар. Однако и шведы потеряли много воинов. В этом бою и погиб Василий Розладин. Погиб ли Василий в бою или был взят в плен – об этом точно неизвестно. Есть несколько версий.

Памятники XVI века в Эстонии

Рисунок «Крест в Кырккюла» (ист. Johhann Christoph Bortze.Estonica)

Памятники XVI века в Эстонии

Рисунок креста с обеих сторон
Крест, изготовленный из известняка. На кресте с двух сторон имелись надписи на немецком и старорусском языках. Надпись, сделанная на немецком языке, гласила, что

«4 февраля 1590 года, при нападении русских на шведский лагерь, был убит благородный муж Василий Розладин».
В старорусском тексте, восстановленном профессором филологии Алексеем Гиппиусом, говорится:

«в лета 7098 в день памяти Сидора Пелусиодского (4 февраля) был убит на этом месте раб божий Василий Володимира сын Росладин».
С русским текстом крест обращен на восток. Это поминальный крест, скорее всего, установлен родственниками погибшего. В настоящее время наружный слой полностью осыпался. Как и когда крест потерял один луч, неизвестно, но в XIX веке он уже был без оного.

Автор:Александр Асанов
Использованы фотографии:фото из интернета. фото крестов мое
Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика contador usuarios online