Топ-100

Космическая деградация

Космическая деградация

После развала СССР для управления доставшейся в наследство уникальной и мощной ракетно-космической отраслью было создано Российское космическое агентство, преобразованное в 2004 году в Федеральное космическое агентство «Роскосмос». На богатом советском наследии либерально-капиталистической России первое время удавалось сохранить лидирующие позиции на международном рынке пусковых услуг и двигателестроения.

Русский космический пилотируемый корабль «Союз» вплоть до 2020 года являлся практически единственным средством доставки экипажей на борт МКС, так как с 2011 года американцы прекратили запуски «Спейс Шаттл» и пересадили своих астронавтов на российские корабли.

Причина проста. За 30 лет использования «Шаттлов» у американцев было всего две аварии, но в них погибло сразу 14 астронавтов. А у русских человеческих жертв не было с 1971 года. В результате, согласно отчёту NASA, в период 2011–2019 гг. американцы выплатили России почти 4 млрд долларов за доставку астронавтов на МКС и возвращение их на землю.

Ещё одной выгодной сферой российско-американского сотрудничества стали поставки ракетных двигателей. У американцев имелись собственные двигатели, но русские разработки привлекали их надежностью и адекватной ценой. В свою очередь, для российской космической промышленности поставки стали важнейшим источником валютных доходов. Первый контракт на продажу 101 двигателя РД-180 для первой ступени американской ракеты-носителя «Атлас-5» стоимостью почти в 1 млрд долларов был подписан в 1997 году.

Но в общем и целом после развала СССР ракетно-космическая отрасль дряхлела на глазах – плохое финансирование, старение кадров и проблемы с наличием «молодой смены», нарастающий дефицит высококвалифицированных сотрудников, износ технологического оборудования, воровство и коррупция. Привычка ехать на великом наследии советского космоса привела к самоуспокоенности и постепенному технологическому отставанию России от конкурентов в лице США и Китая.

Аварийность

Результат всех этих проблем – высокая аварийность.

За период с 2006 по 2016 годы почти 6 % запусков заканчивались аварией, каждая из которых обходилась государству в несколько миллиардов рублей.

Например, в 2010 году произошло 9 аварий. Были потеряны два грузовых корабля и 12 спутников. В 2011 году – 5 аварий, в результате которых были потеряны грузовой корабль, межпланетная станция и три спутника. Позже выяснилось, что электроника двух спутников (уже после выведения их на орбиту) вышла из строя из-за бракованных тайваньских микросхем. В результате ещё два аппарата, уже доставленных на космодром, пришлось возвращать производителю для устранения брака.

2 июля 2013 года ракета-носитель «Протон-М», которая должна была вывести на орбиту три спутника системы ГЛОНАСС, сразу после старта с космодрома «Байконур» отклонилась от курса, загорелась и упала недалеко от стартового комплекса.

Катастрофа обернулась государству в 5 миллиардов рублей убытков и стала последней каплей, переполнившей чашу терпения Кремля. После того, как Комиссия установила причину аварии (оказалось, что при сборке монтажник установил датчики угловых скоростей вверх ногами), стало понятно, что отрасль необходимо срочно спасать.

Премьер-министр Медведев публично отчитал главу «Роскосмоса» Владимира Поповкина, которого вскоре заменили бывшим командующим Войсками Воздушно-космической обороны генерал-полковником Олегом Остапченко.

В 2014 году из «Роскосмоса» была выделена «Объединённая ракетно-космическая корпорация» (ОРКК), в которую вошло более 40 предприятий. На ОРКК были возложены задачи по разработке, производству, испытаниям, сопровождению эксплуатации, ремонту и сервисному обслуживанию ракетно-космической техники. «Роскосмос» выступал в роли заказчика и защитника интересов государства в области разработки и реализации космических программ.

Однако данное разделение только усугубило проблемы, так как главой ОРКК президент Путин назначил Игоря Комарова, который пришёл в космическую отрасль с должности президента «АвтоВАЗа».

При его руководстве в ОРКК произошёл существенный перекос от технических кадров в сторону управленцев, юристов, экономистов, финансистов. Вскоре между главой «Роскосмоса» Остапченко и «эффективным менеджером» Комаровым начинается открытое противостояние за возможность распоряжаться финансовыми потоками. В 2015 году Остапченко проиграл аппаратную войну и уступил свою должность Комарову.

Казалось бы, конфликт исчерпан.

Но Комаров, уже с позиции главы космического агентства, продолжил удушение ОРКК. Стало совершенно ясно, что допущенная ошибка системная – создание двух мощных центров привело к ненужной конкуренции. ОРКК включили обратно в состав «Роскосмоса», который в свою очередь преобразовали в государственную корпорацию и подчинили ещё одному «эффективному менеджеру» вице-премьеру правительства Дмитрию Рогозину, курирующему военно-промышленный комплекс.

Фронт работ, по словам Рогозина, предстоял огромный. Необходимо было консолидировать отрасль, ввести единую техническую политику, радикально повысить надежность техники, избавиться от дублирования работ, выдвинуть на первый план молодых специалистов. Нужны были двигателестроительный, приборостроительный, ракетостроительный холдинги, структура, отвечающая за диверсификацию и расширение присутствия «Роскосмоса» на рынках высокотехнологичного оборудования, а также совместные конструкторские работы с авиапромом.

Была принята новая Федеральная космическая программа на 2016–2025 годы стоимостью в 1,5 трлн рублей. Задачи прописали серьёзные: увеличение группировок спутников по всем направлениям деятельности (от коммуникаций, связи, дистанционного зондирования земли до фундаментальных космических исследований), расширение программы пилотируемых полётов, создание на орбите Земли четырёх астрофизических обсерваторий для изучения Вселенной, разработку новых ракет-носителей.

Но основным приоритетом российского космоса Рогозин обозначил амбициозную Лунную программу, в том числе и потому, что на ней можно добывать минералы.

В результате стратегия «Незнайки на Луне» задвинула в хвост космических программ решение куда более насущных задач (услуги связи, телевидения, картографии). Например, возрождение орбитальной группировки спутниковой системы ГЛОНАСС велось долгих 14 лет: с 2001 по 2015 год. При этом электронная начинка спутников системы содержала 75–80 % иностранных комплектующих, которые после разрыва с Западом в 2014 году заменить оказалось нечем. Лишь к 2020 году долю русской микроэлектроники в космических аппаратах с трудом довели до более-менее приемлемых 80 %.

В эти же годы была проделана большая работа в отношении российских военных и гражданских космодромов, предусмотренная Федеральной космической программой на 2016–2025 годы.

Лучше всего шло дело у военных.

В 2014–2017 годах под личным контролем министра обороны Сергея Шойгу провели модернизацию военного космодрома «Плесецк», что позволило отказаться от эксплуатации устаревших ракет-носителей «Союз-У», «Молния-М», «Циклон-3» и «Космос-3М». Им на смену пришел более современный космический ракетный комплекс «Союз-2» и «Ангара» лёгкого и тяжелого класса. Однако «Плесецк» – в большей степени военный космодром. И не располагает возможностями для полноценного выполнения гражданских космических программ.

Космодром «Байконур», оставшийся после развала СССР на территории Казахстана, за 60 лет эксплуатации морально устарел. Россия ежегодно тратит на него порядка 10 млрд рублей, большая часть которых – арендная плата Казахстану. При этом казахские власти не раз пытались вывести космодром из российской юрисдикции и переподчинить себе для совместной эксплуатации с богатыми арабскими странами. Однако с арабами не срослось, а потянуть космодром самостоятельно казахам оказалось не по силам.

В 2019 году Минобороны России пошло на резкое сокращение своих космических расходов – закрыло площадку для запусков военных спутников на полигоне «Капустин Яр» и полностью перенесло все запуски военных спутников с «Байконура» в «Плесецк». Также были сокращены расходы на содержание прилегающего к космодрому города Байконур, в котором сейчас главным образом проживают казахи, не имеющие к космосу никакого отношения.

На смену «Байконуру» с 2012 года строили новый космодром «Восточный». Именно ему была предназначена роль будущей главной пусковой площадки страны. В связи с чем он даже попал на новую банкноту номиналом 2000 рублей.

Идея размещения нового космодрома на русской территории, вне всякого сомнения, разумная и здравая. Место строительства выбиралось из трех вариантов. Учитывалась малонаселенность прилегающих территорий, близость железнодорожных магистралей и аэродромов. В результате выбрали место, на котором оказалось невозможно задействовать мощности Дальневосточного региона. Нет железной дороги, прокладке которой мешает перевал Сихотэ-Алинь. Все ракетные блоки на космодром приходится тащить из европейской части страны – Самары и Омска. О сверхтяжёлых ракетах можно и не заикаться. Они просто не пройдут через «прокрустово ложе» Транссиба.

Само строительство «Восточного» сопровождалось типичными для либеральной России скандалами и уголовными делами – превышение сметы расходов, хищения, многомесячные отставания от графика строительства, невыплаты зарплаты, забастовки и голодовки рабочих, аресты руководителей строительных фирм. 140 уголовных дел и ущерб на 10 миллиардов рублей – такова только официальная цена космодрома «Восточный» для нашей страны.

Осенью 2014 года донельзя раздражённый Путин возложил руководство комиссией по строительству космодрома лично на вице-премьера Рогозина, который сумел навести относительный порядок и сократить отставание в сроках строительства с 28 до 4 месяцев. Истратив в общей сложности 84 млрд рублей, на космодроме кое-как построили один стартовый стол. В конце апреля 2016 года с него состоялся первый долгожданный пуск.

Наблюдать за запуском прилетел лично российский президент, но в самый последний момент дело обернулось новым позором – ракета «Союз-2.1б» не взлетела. Старт пришлось отложить на сутки, после чего ракета всё-таки благополучно ушла в космос.

Эта суточная задержка подпортила весь эффект первого запуска. Дмитрий Рогозин и руководитель «Роскосмоса» Игорь Комаров получили по выговору. Гендиректор НПО автоматики Леонид Шалимов «добровольно» подал в отставку. В качестве наказания всем остальным активизировалось судопроизводство по делам о хищениях в ходе строительства «Восточного». Президент поручил министру обороны Шойгу лично контролировать дальнейший ход строительства объектов на космодроме, а позднее своим указом ликвидировал проваливший все сроки насквозь коррумпированный «Спецстрой».

Пока «Восточный» так и не стал основной пусковой площадкой страны. Степень готовности космодрома оценивается всего в 25 %. В относительно рабочем состоянии там пока только один стартовый стол для ракет семейства «Союз-2». С него за 2016–2018 годы было осуществлено четыре запуска (один из них неудачный).

Сейчас на космодроме строится стартовый стол для тяжёлых ракет, запуск которых планируется перенести с «Байконура» в 2025 году. А пока выявляются всё новые огрехи в прежнем авральном строительстве, которые превращают космодром в памятник коррупции и «распила». В 2019 году президент Путин и глава Счётной палаты Кудрин были вынуждены признать, что воровство на космодроме продолжается, а в «Роскосмосе» процветает ударными темпами.

Спутники-убийцы

Приведя в порядок свои космодромы, Россия начала постепенно наращивать свою орбитальную группировку. За 2012–2017 годы было запущено 55 космических аппаратов военного назначения. В их числе – спутники-убийцы (так окрестили их на Западе).

История с ними началась в 2013 году, когда американцы внезапно обнаружили перемещения по орбите объекта, который в связи с незначительностью его размеров считали космическим мусором. Однако при более внимательном рассмотрении «мусором» оказался русский спутник «Космос-2491». Вскоре на орбиту были выведены «Космос-2499» и «Космос-2504». Оба спутника перемещались, приближаясь не только к своим спутникам и разгонным блокам, но и к китайским космическим аппаратам. Один из них даже слегка «поцеловался» с разгонным блоком, чуть изменив его траекторию то ли в результате ошибки управления, то ли так было задумано согласно сценарию испытаний.

Летом 2017 года ещё один спутник «Космос-2519» протестировал средства связи, новое программное обеспечение и провел серию запусков двигателей, которые изменили его орбиту. Вскоре от него отделился ещё один спутник – «Космос-2521». Министерство обороны России сообщило, что эта пара представляет собой платформу и спутник-инспектор. Запуск был объявлен как испытательный, для исследования возможностей обследования спутником-инспектором своего носителя. Вскоре от инспектора отделилась ещё одна «кроха» – «Космос-2523». Его назначение российские военные пояснять отказались.

Также американцев встревожило, что российские спутники «Космос-2542» и «Космос-2543» ведут себя как боевые космические беспилотники. Командование ВВС США назвало их маневры

«необычными и тревожными»,
а также потенциально

«опасными».
Учитывая огромную зависимость органов военного управления США от работоспособности своих спутников, появление в космосе русских спутников-убийц вызвало известное напряжение у американских экспертов и военных.

Раз уж мы затронули тему противоспутниковой борьбы, то стоит отметить, что в распоряжении России есть и другие средства для уничтожения спутников врага. Ракеты шахтного базирования системы ПРО А-135 «Амур» и А-235 «Нудоль» способны осуществлять перехват спутников на высоте 600 и 750 км соответственно. Перспективная система ПРО С-500 также способна поражать спутники врага, но на более низких орбитах.

Есть ещё истребитель-перехватчик МиГ-31БМ. Его планируется вооружить ракетой, известной как «изделие 293» и 14А045. Для перехвата космических аппаратов противника используется не боевая часть традиционного облика, а специальный маневрирующий спутник небольшого размера. Это изделие, называемое «Буревестник-М» или «Буревестник-КА-М», при помощи ракеты 14А045 должно маневрировать между орбитами, сближаться с целью и поражать её. Принцип поражения неизвестен: в зарубежных источниках упоминается возможность кинетического перехвата или наличие фугасной либо ядерной боевой части.

Также в России ведутся работы по созданию мобильного ударного противоспутникового комплекса «Рудольф». Еще одна перспективная разработка – радиоэлектронный комплекс «Триада-2С», который предназначен для подавления и выведения из строя спутников связи.

В начале 2018 года в России были успешно завершены работы по созданию лазерной пушки воздушного базирования, которая должна в зависимости от излучаемой мощности либо ослеплять оптико-электронную аппаратуру спутников, либо выводить из строя электронику. Правда, носителя у неё пока нет. Решено что им будет не устаревший Ил-76, а новый самолет. Но его ещё предстоит создать.

Проблемы мирного космоса

Вернёмся к мирному космосу, проблемы которого особенно обострились после 2014 года, когда против России были введены санкции. Это лишило космическую отрасль многих американских комплектующих, материалов и электроники, на которую она «подсела» в период «дружбы» с США.

Сейчас читают:  Эскадрилья B-1B ВВС США в Норвегии: Пистолет у виска атомного подводного флота России

Затем либеральное правительство Медведева резко сократило финансирование всей Федеральной космической программы. По состоянию на 2018 год в денежном эквиваленте она ужалась втрое от первоначального уровня. Предательская подножка со стороны правительства странным образом совпала с обострением конкуренции на международном рынке коммерческих запусков.

Оказавшийся на голодном пайке «Роскосмос» был вынужден свернуть 29 научно-исследовательских программ, до предела сократить расходы на эксплуатацию МКС. Дело дошло то того, что в орбитальные грузовики «Союз» стали сажать экипажи из двух человек, а не из трёх, как положено. Место третьего члена экипажа занимал контейнер с грузом. Сокращение финансирования привело к дальнейшему снижению общей мотивации получающих нищенские зарплаты работников и новому повышению аварийности.

В 2015 году произошло 4 аварии. 1 декабря 2016 года на космодроме «Байконур» после старта была потеряна ракета-носитель «Союз-У» с грузовым кораблем «Прогресс МС-04». Ущерб превысил 4 млрд рублей. Причиной аварии вновь стал пресловутый человеческий фактор – попадание при сборке посторонних частиц в насос окислителя. Запущенный в космос ангольский телекоммуникационный спутник, изготовленный в РКК «Энергия», тихо скончался где-то на орбите. Раньше времени прекратили работу созданные в России космические аппараты для Египта и Израиля. Не добрался до орбиты и индонезийский спутник.

В 2017 году «Роскосмос» был вынужден отозвать для проверок 71 двигатель, стоящих на вторых и третьих ступенях ракет-носителей «Протон». Причина – производящий их Воронежский механический завод нарушил при производстве технические требования.

28 ноября 2017 года очередная катастрофа – ракета-носитель «Союз-2.1б», стартовавшая с космодрома «Восточный», отправила в Атлантический океан сразу 19 спутников, 17 из которых были иностранными. Свои аппараты потеряли заказчики из США, Канады, Германии, Японии, Норвегии и Швеции.

11 октября 2018 года репутации России как ведущей космической державы был нанесен финальный удар. Впервые за 35 лет запущенный к МКС пилотируемый космический корабль «Союз МС-10», не вышел на орбиту из-за аварии ракеты-носителя «Союз-ФГ». Дело едва не окончилось гибелью космонавта Алексея Овчинина и астронавта NASA Ника Хейга, жизнь которых сохранила вовремя сработавшая аварийная система спасения. Россия впервые не смогла выполнить свои обязательства по доставке экипажа на МКС.

А тем временем на международный рынок пусковых услуг стремительно ворвался Китай и стал стремительно теснить на нём космические супердержавы США и Россию. Если в 2013 году русские были безусловными лидерами и произвели 32 запуска (почти столько же, сколько китайцы и американцы вместе взятые), то уже с 2016 года вперед вырвались сначала американцы, а затем и китайцы. За 2018 год американцы провели уже 31 запуск, китайцы – 39, русские – 17. Если учитывать историю, то меньшее число стартов русских ракет было только на заре космонавтики с 1957 по 1961 годы – от двух до девяти ежегодно.

На фоне аварийности, сокращения финансирования, технической отсталости и потери кадрового потенциала в «Роскосмосе» продолжаются тщетные попытки создать новый пилотируемый космический корабль и ракету-носитель под него взамен бесконечно модернизируемого, но давно устаревшего «Союза».

Первый российский многоцелевой пилотируемый многоразовый космический корабль «Клипер» был построен лишь в виде макета. И закрыт как проект ещё в 2006 году. Ему на смену в 2015 году должна была прийти «Федерация» (позже переименованная в «Орёл»). Однако тяжелейшие системные и финансовые проблемы космической отрасли сдвинули этот проект на неопределённый срок. В 2018 году из корпорации «Энергия», которая создавала «Федерацию», уволился практически весь коллектив разработчиков во главе с главным конструктором. Весной 2020 года ушёл из жизни генеральный конструктор пилотируемых программ «Энергии» Евгений Микрин. Поэтому ничего нового в плане пилотируемых аппаратов в России довести до ума пока так и не сумели.

Та же история наблюдается по разработке новой тяжёлой ракеты-носителя «Ангара-А5» с грузоподъёмностью 35 тонн, которую видели в качестве главной замены вполне надёжного «Протона». Зачем нужно было разрабатывать «Ангару», когда у СССР имелся воплощённый в металле проект «Энергия» грузоподъёмностью в 100 тонн, на которой нужно было лишь обновить электронику, непонятно.

Всего на программу за 1995–2015 годы угрохали 160 млрд рублей и получили в итоге дорогую и сложную в изготовлении тяжёлую ракету-носитель «Ангара-А5». Проекты легкого класса «Ангара 1.1» и «Ангара 1.2», среднего «Союз-5» (она же «Иртыш» или «Феникс») и сверхтяжёлого «Ангара-А5В» до ума пока так и не довели. Причин тому множество. Востребованность всех этих ракет на коммерческом рынке запусков под большим вопросом. Лёгкие варианты ракеты «Ангара», вообще, оказались лишними, вступив в конкуренцию с носителями линейки «Союз». Немалую роль сыграли и санкции со стороны США, которые повлияли на предпочтения иностранных заказчиков.

Прямой иностранный конкурент «Ангары» – тяжелая ракета «Фалькон-9» уже сейчас наиболее востребована во всём мире, дав старт настоящей

«ракетной революции».
Она современнее, проще и вдвое дешевле «Ангары» по стоимости запуска, имеет возвращаемую первую ступень и именно ей доверяют коммерческие заказчики, в том числе Министерство обороны США.

Россия же безнадёжно отстала – создание многоразовой ракеты требует не только политического решения: нужны технологии, финансирование, многолетний опыт проб и ошибок, а также чёткое понимание того, на какой сегмент рынка можно претендовать. Ничего этого нет. Тем не менее, летом 2018 года в Москве принимают решение произвести необходимое для выполнения уже заключённых контрактов количество «Протонов» и к 2025 году окончательно закрыть этот коммерчески успешный проект, перейдя на более дорогую и недоведённую «Ангару».

Выполняя это решение, «эффективные менеджеры» тут же бросились уничтожать единственное предприятие, производящее «Протоны» – Государственный космический научно-производственный центр имени Хруничева.

В свои лучшие годы только на коммерческих запусках ГКНПЦ приносил прибыль по 600–700 миллионов долларов в год. Потом «эффективные менеджеры» решили создать на базе центра холдинг, присоединив к нему ряд проблемных космических предприятий. Они и потянули центр имени Хруничева на дно. В 2015 году в обмен на получение кредита предприятие вынудили переуступить права на пользование большей частью своих производственных площадей. Затем его акционировали, а когда к 2019 году долги центра выросли до 110 млрд рублей – попросту выкинули из престижного района Москвы в совершенно неприспособленный к этому Омск на мощности ПО «Полет».

Потеряв столичные зарплаты, из уникального трудового коллектива ушли многие ценные специалисты. Других уволили за несогласие с проводимой политикой. Из-за постоянных скандалов и переездов предприятие стало самым проблемным в отрасли. А это значит, что при сворачивании производства «Протона» Россия, вообще, лишается тяжёлой ракеты-носителя. Налаживание производства «Ангары» в Омске идёт мучительно медленно, её серийное производство намечено не ранее 2023 года. А ведь эту ракету ещё надо научить летать с нового космодрома, накопив для дальнейшего коммерческого использования положительную статистику запусков.

Подводя итоги последней пятилетки (2013–2018), российское руководство неизбежно приходило к очевидному и неутешительному выводу – ситуация в космической отрасли по-прежнему оставляет желать лучшего. Аварийность запусков возросла с 5,8 до 7,3 %. Для сравнения: у американцев она составила всего 2,5 % за куда больший период 2007−2017 годов.

Переназначение Дмитрия Рогозина из вице-премьеров в главу «Роскосмоса» вместо «эффективного менеджера» Комарова не меняет ситуацию. Опять сокрытие реального положения дел в космической отрасли, куча фантастических планов по освоению Луны, требований денег и списание всех провалов на «прежнее руководство». «Роскосмос» хватается за различные проекты, осваивает под них деньги, после чего переключается на новые «прожекты», ничего толком не доведя до конца. Сейчас идут разговоры о закрытии неудачного проекта «Ангара» (под который собственно и строили космодром «Восточный») и переход к новой ракете-носителю «Союз-5». То есть сотни млрд рублей попросту оказались выкинуты на ветер и никто не понёс за это никакого наказания.

Между тем финансирование космической отрасли урезано втрое. Деньги от экспорта услуг также иссякают, так как «Роскосмос» уже во всём мире прочно ассоциируют с дырками в обшивке, падающими ракетами и общей некомпетентностью на всех уровнях. Россия потеряла статус великой космической державы, получив взамен репутацию государства, которое иногда при определённом везении может что-то запустить на орбиту. Чтобы везло чаще, правительство обратилось к РПЦ с просьбой освящать все ракеты. Но поскольку этой меры оказалось явно недостаточно, то в космос отправили ещё и частицу мощей Серафима Саровского.

Хотя 2019 год (впервые за 10 последних лет!) прошёл без аварий, общая деградация отрасли налицо. Так, по целевому назначению используется всего 21 спутник ГЛОНАСС, в то время как для гарантированного глобального покрытия необходимо иметь 24 работающих спутника. К тому же больше половины космических аппаратов системы ГЛОНАСС уже работают за пределами гарантийного срока (у нас он составляет всего 7 лет, в то время как у американцев – 15). На практике это означает, что ожидать от них можно чего угодно, кроме высокой надежности. В 2019–2020 годах оказалась сорвана программа обновления военных спутников, а с Байконура пришлось возвращать для ремонта сразу три ракеты-носителя «Протон-М».

Тем временем американцы, европейцы и китайцы постепенно сворачивают сотрудничество с Россией и принимают собственные амбициозные космические программы, разрабатывают пилотируемые космические корабли и планируют провести их тестовые запуски в ближайшие годы.

Наиболее бурное развитие переживает космическая отрасль Китая, которая стала лидером 2019 года по числу запусков и ввела собственную систему спутниковой навигации BeiDou, которая дополнила американский GPS, российский ГЛОНАСС и европейский Galileo. Одновременно китайцы развивают проект своей национальной околоземной орбитальной станции, к которой сейчас пытается пристроиться «Роскосмос». Китайский космический аппарат «Чанъэ-5» доставил на Землю образцы грунта с лунной поверхности. Это первая доставка лунного грунта на Землю за 45 лет, со времени советской миссии «Луна-24», которая состоялась в 1976 году.

Бурно развиваются и США. Это достигнуто за счёт привлечения частных компаний, чьи амбиции и подход к работе позволили в короткий срок создать ракеты-носители, существенно подвинувшие Россию на рынке космических перевозок. В 2014 году компания «SpaceX» представила на конкурс проект пилотируемого корабля «Dragon-2», а «Boeing» – CST-100. После чего обе компании получили от NASA в общей сложности 6,8 млрд долларов. Проекты успешно развиваются. И в 2020 году частный суперсовременный космический корабль «Crew Dragon» с двумя американскими астронавтами на борту совершил первый самостоятельный полёт к МКС.

В дальнейшем американцы планируют выставить свою часть МКС на торги, в связи с созданием Космических войск и возобновлением Лунной программы. Цель проекта – создать на поверхности спутника обитаемую базу и превратить Луну в трамплин для отправки экспедиций к другим планетам. Один за другим приходят сообщения о новых успехах наших конкурентов. В 2021 году к Марсу прибыл целый космический флот, состоящий из орбитального зонда Объединённых Арабских Эмиратов и марсоходов из Китая и США. 24 января 2021 года в штате Флорида успешно стартовала многоразовая тяжёлая ракета-носитель «Фалькон-9», которая вывела на околоземную орбиту 143 спутника.

Одновременно в США ударными темпами идёт подготовка к развертыванию в космосе систем ПРО и подготовке исследовательской миссии к окраинам Солнечной системы. Также в 2020 году американцы завершили формирование спутниковой системы AEHF (Advanced Extremely High Frequency), которая отвечает за обеспечение защищенной и устойчивой к воздействию помех связи американского командования (включая президента и Объединенный комитет начальников штабов) с развернутыми воинскими частями и подразделениями.

Выводы

России в условиях либеральной диктатуры и финансового гнёта остаётся лишь наблюдать за этими процессами со стороны. Нищенские зарплаты вышвырнули из космической отрасти почти все высококвалифицированные кадры, а советские достижения давно стали историей. Россия исключена из программы создания окололунной станции, а как космический извозчик после 2020 года больше не нужна – её доля на рынке пусковых услуг упала до 1 %. Но «Роскосмос» продолжает фонтанировать новыми проектами – полет на Марс, лунная программа, своя орбитальная станция.

В одном из чешских изданий обозреватель Карел Звоник высказал вполне обоснованное мнение, что

«Россия, которой не откажешь в изобретательности, в последнее время утратила ясную и понятную цель.

Если судить по неиссякаемому потоку заявлений российских руководителей, то страна под руководством Владимира Путина хочет добиться в космонавтике практически всего, но ничего не может довести до логического завершения».
Для оздоровления космической отрасли необходима перестройка всей её коррумпированной структуры под максимальным контролем государства и надзорных органов, ликвидация прослойки «эффективных менеджеров», повышение зарплат рабочим и специалистам, возрождение инженерных кадров, стабильное финансирование и переход на советские стандарты контроля и качества. Без этого Россия не сможет ни вернуть себе лидирующие позиции в космосе, ни обеспечить себе безопасность.

Дальнейшая судьба русского космоса при либеральном правлении очевидна – приватизация космонавтики, уничтожение всего, что не приносит мгновенной прибыли и борьба за китайские и арабские инвестиции.

Автор:Сергей Русов
Использованы фотографии:https://ru.wikipedia.org/wiki/Роскосмос#/media/Файл:Стартовый_комплекс_космодрома_Восточный_перед_первым_пуском.jpg
Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика contador usuarios online