Конгрессу США осталось только жаловаться в Спортлото

Конгрессу США осталось только жаловаться в Спортлото

Американские конгрессмены так боятся возвращения России в «Большую семерку», что решили принять специальный закон, чтобы этого не допустить. Документ, уже одобренный Палатой представителей, запрещает, в частности, тратить средства из федерального бюджета, если это каким-либо образом будет содействовать привлечению нашей страны к встречам G7.

Впрочем, условия прекращения действия данной меры там тоже оговариваются. Для этого, госсекретарь и глава разведки США должны представить законодателям доказательства, что Москва «прекратила любое вмешательство в выборы в США или в других странах G7, государствах НАТО и ЕС». Кроме того, в Конгрессе требуют, чтобы Россия полностью выполняла «обязательства» по Минским соглашениям, «прекратила незаконную оккупацию» Крыма, Южной Осетии и Абхазии, а также вывела «войска и вооружения из Приднестровья».

Если проект закона поддержат в Сенате, то оттуда он поступит на подпись президенту США. Возможно, что еще Трампу, который, как известно, неоднократно заявлял как раз, что участия России в «Группе семи» требует просто «здравый смысл». Поскольку «половина встреч ее представителей посвящена России», но «президента Путина при этом на них нет».

Трамп даже собирался пригласить российского лидера на саммит «Семерки», который должен был пройти в конце июня 2020 в США. Но демократы в Конгрессе тогда проголосовали против, а потом и саммит пришлось перенести из-за пандемии коронавируса.

Напомним, «Восьмерка» стала «Семеркой» в 2014 году. После госпереворота на Украине и воссоединения Крыма с Россией «партнеры» обвинили нашу страну в «нарушении суверенитета и территориальной целостности Украины» и отказались приехать в Сочи, где в июле мы должны были во второй раз принимать гостей очередного саммита G8.

Наш президент по поводу бойкота сказал тогда: «Не хотят приезжать, ну и не надо».

То есть, Россия уже более шести лет фактически не является членом этого международного клуба (объединяет Великобританию, Германию, Италию, Канаду, США, Францию и Японию). Причем за это время с нашей стороны не было ни одной попытки каким-то образом туда вернуться. Хотя на Западе почему-то считают, что мы этого очень хотим.

Сложившуюся ситуацию очень точно описал на одной из своих пресс-конференций глава МИД РФ Сергей Лавров.

По его словам, создается впечатление, что участники G7 стали сами друг друга «то ли в чем-то уговаривать, то ли в чем-то разубеждать». А жизнь «ушла далеко вперед». Россия, как подчеркнул министр, не уклоняется от контактов со странами, членами «Семерки», но главные вопросы мировой политики, экономики и финансов сейчас решаются в «Группе двадцати». И именно эта переговорная площадка для нас является приоритетной.

Непонятно только, чем тогда руководствовались американские конгрессмены, тратя время и деньги своих налогоплательщиков на разработку целого закона про то, куда мы не собираемся?

— Напомню, что «Большая семерка» возникла на фоне всемирного нефтяного кризиса 1973 года, который привел к серьезным разногласиям западных стран в отношении общей позиции со странами ОПЕК, — комментирует ситуацию доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ Леонид Крутаков. — Собственно говоря, это был ответ ОПЕК, объединяющей страны-экспортеры. Поскольку в G7 на тот момент как раз вошли самые крупные страны-импортеры нефти.

ОПЕК часто обвиняют в картельности, но это вполне легальная международная организация, зарегистрированная в секретариате ООН. Она входит в ЮНЕСКО и заседает совершенно открыто в различных экономических комитетах. А вот «Семерка», это, по сути, картель. Это закрытый клуб, куда никого не пускают. Они там сами принимают свои решения, поскольку объединение не основано на международном договоре, не имеет устава и секретариата.

Сейчас читают:  Какие козыри приберег Трамп на крайний случай?

И Россию, кстати, в свое время приняли в «Группу семи» с определенными ограничениями. То есть, когда общепризнанные декларации принимались, то она присутствовала. А как только нужно было обсудить реальные, серьезные вещи — ту же финансово-экономическую политику — Россию просили выходить в коридорчик и посидеть на стульчике там.

Собственно говоря, наша страна никогда не была полноправным участником этого формата. И понятно, что нам этот формат не интересен, прежде всего, в силу его ущербности для России.

Конечно, G20 предпочтительнее, поскольку этот формат представительнее, весомее — по крайней мере, для России. И там присутствуют наши стратегические партнеры — Китай и Индия.

«СП»: — Можете объяснить тогда логику американской стороны? Чего они, собственно, добиваются, принимая подобные законы?

— Есть хорошая песня у Высоцкого про Канатчикову дачу, которая заканчивается словами: «Если вы не отзоветесь, мы напишем в Спортлото».

Вот они, как пациенты сумасшедшего дома у Высоцкого, и пишут в Спортлото.

Им хочется очень верить в то, что Россия рвется в их клуб. Им хочется ущемить в чем-то Россию. А в чем ее ущемить? Сегодня у них возможности очень ограниченные в этой области, отсюда их странная позиция: «Они хотят, но мы их не пустим. И пусть все об этом знают».

Другого какого-либо логического объяснения вот у этого настойчивого желания заблокировать вступление России туда, куда она и не хочет, я не вижу.

«СП»: — Как думаете, Трамп подпишет закон? Ведь он как раз приглашал Россию вернуться.

— Какая разница. Ведь с самого начала эта «Восьмерка» была всего лишь ловушкой, обманкой для России, чтобы престарелый Борис Николаевич Ельцин потешил свое честолюбие, ощущая себя равным среди лидеров экономически сильных держав. Понятно, что его при этом держали, повторюсь, в предбаннике, на табуретке.

Поэтому никакого смысла вообще не имеет, подпишет Трамп этот закон, не подпишет. Я думаю, и сам Трамп это прекрасно понимает.

Но он прав в том смысле, что без России-то все равно ни один серьезный вопрос не решится. А будет при этом Россия находиться в G7 или не будет, это уже вопрос десятый — не принципиальный.

Инструмент взаимодействия всегда найдется. В период холодной войны находились эти инструменты для взаимодействия и договоренностей. И Карибский кризис был разрешен. И по стратегическим вооружениям инициативы рассматривались и договора заключались. Поэтому здесь я не вижу вообще никакой проблемы.

Опять же, что Трамп, что Байден — без разницы. Если Сенат одобрит, я не думаю, что президент будет против этого закона. Зачем ему ссориться со своими уважаемыми сенаторами и конгрессменами из-за России?

Поэтому, думаю, что подпишет — не важно, кто там будет президентом.

«СП»: — А каковы вообще перспективы у «Большой семерки», на ваш взгляд? Не распадется?

— Если этот клуб распадется, то это, скорей всего, будет означать и конец Потсдамского мира.

Дело в том, что и Германия, и Япония в рамках ООН до сих пор являются странами-агрессорами, потерпевшими поражение. Они ущемлены в правах и не входят в Совет безопасности, хотя экономически и политически это очень влиятельные страны. И у них единственная возможность влиять на международную политику серьезно, чтобы их мнение было услышано, это действовать через G7, через Америку, которая там всем заправляет.

И если этот формат распадется, то это будет означать, во-первых, усиление национальных государств, таких как Япония и Германия. Но также — дезорганизацию окончательную того мирового порядка, который существует после Второй мировой войны.

Источник

Добавить комментарий