«Кипрский синдром» Тодора Живкова и «Процесс Возрождения»

«Кипрский синдром» Тодора Живкова и «Процесс Возрождения»

В статье Трагические страницы истории Кипра: «Кровавое Рождество» и операция «Аттила» мы говорили о событиях на острове Кипр, происходивших в 1963-1974 гг.

Неожиданным эхом они отозвались в Болгарии, напугав руководителей этой страны и подтолкнув их к проведению печально знаменитой кампании «Процесс Возрождения». О «Кипрском синдроме», «Процессе Возрождения», «Большой экскурсии» болгарских турок и положении мусульман в современной Болгарии пойдёт речь в этой и следующей статьях.

«Кипрский синдром» в Болгарии

Именно после операции «Аттила», проведённой Турцией на острове Кипр в 1974 году, власти Болгарии стали серьёзно опасаться повторения этого же сценария в их стране, где к тому времени численность лиц, исповедовавших ислам, составляла около 10 % от всего населения страны. При этом рождаемость в мусульманских семьях традиционно была выше, чем в христианских, и демографы прогнозировали дальнейшее увеличение доли мусульман в населении страны.

Эти опасения руководитель социалистической Болгарии выразил такими словами:

Хотят, чтобы у нас была пороховая бочка в государстве, а фитиль от этой бочки будет в Анкаре: когда захотят – зажгут, когда захотят – погасят.

«Кипрский синдром» Тодора Живкова и «Процесс Возрождения»

Расселение мусульман в Болгарии, карта

«Кипрский синдром» Тодора Живкова и «Процесс Возрождения»

Bulgarian Muslims from Rhodopes, фотография 1932 года
С точки зрения руководителей Болгарии, особенно тревожной ситуация была в городах Кырджали и Разград, в населении которых уже тогда преобладали мусульмане.

«Кипрский синдром» Тодора Живкова и «Процесс Возрождения»

Мечеть Ибрагима-паши, Разград, Болгария
Болгария, как и Кипр, на протяжении веков была провинцией Османской империи. В Политбюро болгарской коммунистической партии полагали, что в случае этнических и религиозных волнений в стране, Турция может попытаться повторить операцию «Аттила» уже на болгарской земле. Эти опасения высших руководителей Болгарии получили название «Кипрский синдром».

«Процесс Возрождения»

Ещё в 1982 году болгарские власти заговорили о решительной борьбе с «турецким национализмом и исламским религиозным фанатизмом».

«Кипрский синдром» Тодора Живкова и «Процесс Возрождения»

Тодор Живков на параде в честь Дня кириллического алфавита и болгарской культуры, 24 мая 1982 года
Наконец, в декабре 1984 года по инициативе Тодора Живкова был дан старт масштабной «рождественской» кампании «Процесс Возрождения» (иногда этот проект называют «Единая нация») по смене турецких и арабских имён на болгарские. Кроме того, вводился запрет на осуществление турецких обрядов, исполнение турецкой музыки, ношение хиджабов и национальной одежды. Было сокращено количество мечетей, и закрыты медресе. В некоторых районах Болгарии детей в школах обязали говорить только на болгарском языке – и на уроках, и на переменах. В Варненской области в магазинах, в столовых, кафе и ресторанах появились напечатанные объявления о том, что лица, говорящие на турецком языке, не будут обслуживаться. Вам, кстати, это ничего не напоминает?

У граждан турецкого происхождения изымали паспорта, выдавая взамен новые – с «христианскими» именами: с 24 декабря 1984 по 14 января 1985 удалось изменить имена 310 тысячам человек, за два первых месяца новые паспорта получили около 800 тысяч человек – примерно 80 % всех проживавших в стране турок. Проходила эта кампания следующим образом: в населённых пунктах с мусульманским населением собирали жителей на центральной площади и сообщали об указе правительства. Так как власти социалистической Болгарии требовали от своих граждан всегда иметь при себе документы, старые паспорта обычно сразу же заменялись на новые. После этого начиналась праздничная программа «побратимства» – «братание» турок и болгар с песнями и танцами.

Помимо «пряника» использовался и «кнут»: в болгарских средствах массовой информации стали появляться материалы о том, что Турция представляет угрозу территориальной целостности Болгарии, а не желающие получать новые паспорта турки являются «пятой колонной враждебного государства» и «сепаратистами».

Эта попытка «обратить мусульман» была, кстати, не первой: христианизировать их пытались ещё власти получившего независимость после Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Болгарского княжества. Тогда это вызвало волну переселения проживавших на его территории мусульман в области, подвластные Османской империи.

«Кипрский синдром» Тодора Живкова и «Процесс Возрождения»

Переселение мусульман из Болгарского княжества после 1878 года
Да и в истории других стран можно отыскать примеры похожих ситуаций. В той же Турции при Ататюрке меняли имена курдам. А в Греции в 1920-х гг. насильно изменили фамилии многим проживавшим в стране македонцам.

Уже в наши дни власти «демократической» Латвии изменили имена некоренных жителей Латвии (таковых оказалось около 700 тысяч): к мужским именам с начала 90-х гг. XX века добавляется окончание «с», к женским – «а» или «е». В конце 2010 года комитет ООН по правам человека постановил, что Латвия нарушила права своего гражданина Леонида Райхмана (бывший сопредседатель Латвийского комитета по правам человека, между прочим), в частности, его права по 17-й статье Международного пакта о политических и гражданских правах. Комитет потребовал изменить и имя, и фамилию Райхмана, а также местное законодательство. Латвийские власти данное постановление проигнорировали.

Следует всё же признать, что эта попытка в одно мгновенье превратить турок в славян в условиях жёсткого противостояния с «прогрессивным Западом» в рамках Холодной войны поражает своей наивностью. Это могло бы пройти, если бы у власти в Болгарии находился тогда американский, а значит, «хороший сукин сын» вроде Дювалье и Батисты или хотя бы марионеточный проамериканский президент вроде нынешних прибалтийских. Но Болгарией правил коммунист Тодор Живков.

К тому же его решительные действия стали неожиданными для мусульман, вызвав поначалу шок, а потом – резкое неприятие. Ведь согласно «Димитровской» конституции, принятой в 1947 году, гарантировалось развитие культуры национальных меньшинств и обучение на родном языке. В Болгарии были открыты национальные школы для детей турецкого происхождения, работали три педагогических института, ориентированные на подготовку учителей турецкого языка. На турецком языке выпускались три газеты и один журнал (а ещё были рубрики на турецком в других газетах и журналах). Также в местах проживания мусульман велось радиовещание на турецком языке. Волна переселения в Турцию 1949-1951 гг. (эмигрировало около 150 тысяч человек) была связана не с религиозным или национальным фактором, а с неприятием политики коллективизации.

Новая конституция Болгарии, принятая в 1971 году, не содержала статей, гарантирующих права национальных меньшинств. В 1974 году уроки турецкого стали факультативным предметом, однако никаких других ограничений в отношении турецкого населения не было, и потому обстановка оставалась спокойной. Кампании по изменению имён помаков и принявших ислам цыган 1964 и 1970-1974 гг., которых пытались «вернуть к историческим национальным корням», этнических турок не затронули.

Сейчас читают:  Радиоэлектронная борьба. Хроники двух войн

У самих турок на исламизацию албанцев, боснийцев, торбешей и тех же помаков ушли столетия. За два месяца дать туркам новые имена было возможно, изменить их сознание – нет. И потому далеко не везде кампания «Процесса Возрождения» проходила мирно: были многолюдные митинги, акции протеста, попытки «походов» жителей мусульманских сёл в города (общее число протестующих в конце 1984 — начале 1985 гг. в настоящее время оценивается в 11 тысяч человек). Больше всего акций протеста было зафиксировано в Кырджалийской и Сливенской областях.

«Кипрский синдром» Тодора Живкова и «Процесс Возрождения»

Кырджалийская и Сливенская области на карте Болгарии

«Кипрский синдром» Тодора Живкова и «Процесс Возрождения»

Протесты болгарских мусульман
Власти отвечали арестами, милиция встречала колонны «ходоков» струями холодной воды из пожарных брандспойтов, а кое-где – и стрельбой из автоматического оружия. Газеты Турции писали о тысячах жертв (проходили даже сообщения о сотнях трупов, плывущих по Дунаю и Марице), что, разумеется, не соответствует действительности, на два порядка превосходя истинные цифры. Читателям бульварных газет нужны были «ужастики», которые с готовностью изготавливались. Один из наиболее живучих мифов той поры даже стал эпизодом турецко-болгарского фильма «Украденные глаза», получившего приз «Толерантность» на Международном кинофестивале «Палич» (Сербия).

«Кипрский синдром» Тодора Живкова и «Процесс Возрождения»

Кадр из фильма «Украденные глаза»
Речь идёт о гибели 17-месячной Тюркян Фейзулах Хасан, которая во время подавления антиправительственного выступления в селе Могиляне якобы была раздавлена то ли бронетранспортёром, то ли даже танком. В турецком городе Эдирне именем Тюркан назван парк, в котором установлен вот этот памятник:

«Кипрский синдром» Тодора Живкова и «Процесс Возрождения»

На самом деле ребёнок, которого уронила мать, был задавлен толпой (около двух тысяч человек), громившей в это время местный партком, сельсовет, а заодно, почему-то, и аптеку (по другой версии, это случилось, когда погромщики уже разбегались от прибывших в село солдат). Но легенда уже сформирована, и скучная правда сейчас никому не интересна.

Точное количество убитых при подавлении сопротивления кампании «Процесс Возрождения» неизвестно до сих пор, минимальная из приводимых цифр – 8 человек, другие источники увеличивают число убитых до нескольких десятков. На этом фоне отмечалась и радикализация протестов. Реальными были факты саботажа и порчи оборудования, поджогов административных зданий и лесов, террористические акты. 9 марта 1985 года на железнодорожной станции Буново был взорван вагон поезда Бургас-София, в котором оказались только женщины и дети: погибло 7 человек (в том числе – 2 ребенка), ранения получили 8.

«Кипрский синдром» Тодора Живкова и «Процесс Возрождения»

Памятник жертвам теракта в Буново
В тот же день в результате взрыва гостиницы в городе Сливен были ранены 23 человека.

7 июля 1987 года уже получившие новые имена турки Никола Николов, его сын Орлин и Невен Асенов, чтобы пересечь болгаро-турецкую границу взяли в заложники двух детей – 12 и 15 лет. На следующий день, 8 июля, чтобы доказать серьёзность своих намерений, на курорте «Золотые пески» у отеля «Интернационал» они взорвали три гранаты, ранив трёх человек (туристы из СССР и Германии и местный житель).

9 июля во время спецоперации их машина столкнулась с бронированным полицейским автомобилем. После этого террористами были взорваны (то ли случайно, то ли намеренно) ещё три гранаты – двое из них погибли, заложники получили ранения. Поскольку в болгарском законодательстве не было предусмотрено смертной казни за похищение людей, выжившего террориста суд приговорил к расстрелу за убийство… своих сообщников! Дело в том, что именно он, по версии следователей, взорвал гранату, убившую его подельников.

31 июля 1986 года по счастливой случайности сорвался террористический акт на пляже курортного комплекса «Дружба» (сейчас Святых Константина и Елены). Здесь была оставлена сумка с наполненным взрывчаткой 5-литровым молочным бидоном – 2,5 килограмма аммониевой селитры и 6 шашек аммонита по 60 грамм каждая. Взрыв не произошёл из-за случайного повреждения будильника, который остановился.

Всего же в 1985-1987 годах болгарские органы безопасности выявили 42 подпольные группировки турок и исламистов. Среди них оказалось довольно много сотрудников болгарских спецслужб – и бывших, и действующих, некоторые оказались двойными агентами, работавшими на Турцию.

Очередное обострение ситуации произошло в мае 1989 года, когда протестующие уже не стеснялись брать с собой на «мирные демонстрации» ножи, которые часто пускались в ход. Милиционеры, товарищи которых получали ранения, действовали всё более жёстко.

Турецко-болгарские отношения в это время находились в состоянии, близкому к началу войны.

Если отбросить политкорректность, следует признать, что болгарские власти тогда и близко не подошли к тому уровню жестокости, какой на протяжении столетий демонстрировали в этой османской провинции турки. Но в те далёкие времена ещё не было радио, телевидения, ОБСЕ, Совета Европы, ЮНЕСКО и многочисленных правозащитных организаций. Теперь же правительство Турции обратилось с вопросом об ущемлении прав национальных меньшинств в Болгарии во все возможные инстанции, а также и к союзникам по НАТО. Но и здесь мнения разделились. Великобритания и США встали на сторону Турции, Германия, Франция и Италия настаивали на посредничестве ОБСЕ. Открыто поддержали Болгарию во всех организациях СССР и Греция, у которой были свои счёты с Турцией. Поскольку и Греция, и Турция были членами НАТО, это вызвало скандал и истерические заявления турок о нарушении принципов «Атлантической солидарности».

В этой ситуации Тодор Живков потребовал от турецких властей открыть границы для болгарских турок, желающих покинуть Болгарию. Для турецких властей, не готовых к приему большого количества переселенцев и не ожидавших от болгарского руководства таких действий, это стало очень неприятным сюрпризом. Тем не менее граница была открыта, и за 80 дней её перешли более 300 тысяч болгарских турок. Поскольку им всем оформили туристическую визу сроком на три месяца, и более половины ушедших потом возвратились на родину, в Болгарии эти события получили ироничное название «Большая экскурсия».

В следующей статье мы продолжим наш рассказ: поговорим о «Большой экскурсии» болгарских турок, падении Тодора Живкова и положении мусульман в современной Болгарии.

Автор:Рыжов В.А.
Источник

Добавить комментарий