История танка «НИ»

Когда я пою о широком просторе,
О море, зовущем в чужие края.

О ласковом море, о счастье и горе,
Пою о тебе я, Одесса моя!
(Исаак Дунаевский. Оперетта «Белая Акация»)

Памятник НИ в Одессе

Военная слава Одессы. Начну я, пожалуй, с того, что в детстве я очень любил оперетту. Знал все оперетты, что показывали по ТВ, с наслаждением смотрел «Роз-Мари» Фримля и Стотгарта, оперетты Кальмана и Штрауса, «Вольный ветер» (и фильм 1961 года, и саму постановку И. Дунаевского), и «Поцелуй Чаниты» Юрия Милютина и Евгения Шатуновского.

И среди них одной и моих любимых была «Белая акация» И. Дунаевского, где был очень смешной негативной персонаж Тузик, которого играл артист Михаил Водяной, больше известный в роли Попандопуло из фильма-экранизации оперетты Бориса Александрова «Свадьба в Малиновке». И была там очень красивая песня, которая мне очень нравилась.

Так что, когда после окончания 9 класса мне предложили с группой школьников-активистов из пензенского ДК им. Кирова поехать в Одессу, я, конечно же, согласился. Две недели в Одессе – это было замечательно. Море, солнце, отличное фруктовое мороженое, музеи, Одесский театр, катакомбы – все это нам показали.

А еще… проехали мы как-то раз мимо странного памятника. Гид сообщила нам:

«А это танк «НИ» — «На испуг». Такие танки одесситы в годы войны делали из тракторов и громили на них немецко-фашистских захватчиков!»
Но впечатления на нас этот танк (похожий больше на коробку) тогда не произвел. Мы на него посмотрели и… поехали дальше.

История танка «НИ»

Модель танка «НИ» в варианте «резин кит», выпускавшаяся в 90-е годы пензенским предприятием НИИФИ. Масштаб 1:35
Вот так я первый раз увидел этот танк на постаменте и потом совсем забыл о нем.

«Бронеуродцы» для англичан

А затем наступил 1989 год. Я стал членом британской ассоциации моделистов бронетанковой техники М.А. F. V. A. И англичане попросили меня написать им статью про какой-нибудь малоизвестный советский танк.

И тут я вспомнил, что в спецхране Ленинской библиотеки видел книгу Стивена Залоги о советской бронетехнике. И там — проекции этого необычного танка. Написал в Одессу в музей, в ДОСААФ. Взял у них направление в спецхран Ленинской библиотеки, получил вожделенную книгу с грифом ДСП и с моим танком «НИ» или «На испуг». Вот на основе материала из книги Залоги плюс то, что мне прислали из музея в Одессе, плюс чертежи, сделанные по фотографиям, и получилась моя самая первая статья в журнале «Танкетте». И она англичанам понравилась.

Потом я собирал по этому танку все, что можно. Фотографировал его новоделы в Киеве и в Кубинке. И писал про этих бронеуродцев уже в журнале «Техника-Молодежи».

Как загубили «НИ-1» и «НИ-2» в Пензе

А потом наша Пенза прославилась уже в 90-е годы, как центр производства моделей «резин кит». Пять фирм тогда делали у нас такие модели.

И было среди них даже такое крупное предприятие, как НИИ Физических измерений, занимавшееся выпуском датчиков-измерителей для наших космических кораблей. Но потребовалась ему валюта, вот они и пригласили меня, чтобы я им ее заработал.

И я предложил им опять же выпускать модели танков «НИ» в варианте «резин кит». Один танк по чертежам С. Залоги, а другой — по нашим чертежам на основе фотографий, уже опубликованных к этому времени в журнале «Танкомастер»: «НИ-1» и «НИ-2».

Сказали — «надо». И было сделано. Модели «пошли». И (при себестоимости в 100 рублей за модель) продавались за границу за 40 долларов.

Прямо приезжали люди из Швейцарии и Англии. Мы поили их водкой. И продавали наши «НИ» ящиками. А там, у себя дома, они перепродавали их уже по 80 долларов. И все были довольны.

А затем с Запада пошли рекламации на ухудшившееся качество. И наши модели перестали покупать.

Стал искать причину. И ею оказался все тот же «совок», въевшийся в плоть и кровь наших рабочих. Дело в том, что литьевые формы постепенно изнашиваются. И тогда надо по мастер-модели делать новые. Но эта мастер-модель заперта в сейфе у начальника производства. Надо идти на второй этаж, просить.

И вот повадились наши рабочие снимать формы с последней отливки. Естественно, что на отливках накапливались дефекты. Но они поначалу не выходили за рамки определенного количества, и потребители потерь качества не замечали. А тут — с каждой новой отливкой размеры «гуляли» все больше и больше. И кончилось все тем, что детали полностью перестали стыковаться одна с другой. Посыпались жалобы, критические статьи. И модели в итоге перестали заказывать.

Сейчас можно поставить видеокамеры и отследить работу в цехе. Но тогда подобных устройств еще не существовало. А к тому времени, когда я разобрался в чем дело, производство «НИ-1» и «НИ-2» у нас уже попросту погибло. Ну, не мог я себе даже представить, что люди «пилят сук, на котором сидят». Оказывается, у нас и такое было возможно. Потом руководство НИИФИ заключило ряд выгодных контрактов на «серьезную продукцию» и возобновлять производство моделей не стало.

История танка «НИ»

В 80-е годы эта схема танка «НИ» из книги С. Залоги и Дж. Грэндсена являлась чуть ли не откровением. Но сама книга находилась в спецхране Ленинской библиотеки, и получить ее «простым людям» было невозможно

«За родную Одессу!»

Очень жалею, что тогда у меня был пленочный фотоаппарат, и сделанные им фото диорам с этими танками совершенно выцвели, как и сама пленка. На одной — танк «НИ» с надписью на броне «За родную Одессу!» шел через ряды колючей проволоки, а вмести с ним в атаку бежали матросы и солдаты из первых наборов нашей фирмы «Звезда». На второй диораме в траншее уже сидели румынские солдаты, а танк «НИ» и наши матросы давили их со страшной силой. Не было тогда еще наборов румынских солдат, но я опять-таки сделал их сам — из «звездинцев».

Сейчас читают:  Такая уязвимая американская демократия: вмешаться может каждый

Так что «НИ» довелось сыграть в моей жизни довольно заметную роль, а постепенно и информации о нем набралось на вполне приличную статью для ВО.

Прежде всего отметим, что «НИ» был одним из многих импровизированных танков времен Второй мировой войны. Из-за нехватки танков в Одессе в 1941 году советские рабочие на одном из одесских заводов начали его производить на основе трактора. И оказалось, что несмотря на свою примитивную конструкцию, в боях с румынскими солдатами эти танки добивались превосходных боевых результатов. Их культурное значение и символизм (в послевоенной Украинской ССР и в СССР в целом) подтверждается созданием по крайней мере четырех реплик (хотя каждая очень неточная) и двух фильмов, посвященных обороне Одессы с этими танками в качестве основы сюжета.

Интересно, что никакого официального обозначения у «НИ» не было. В книге «Советские танки и боевые машины Второй мировой войны» С. Залоги и Дж. Грэндсена о нем написано совсем немного, а уж в отношении его названия там и вовсе полная путаница.

Подавляющее большинство достоверных сведений о танке взято из воспоминаний Маршала Советского Союза Николая Ивановича Крылова «Вечная слава, оборона Одессы, 1941 год». Во время обороны Одессы он был полковником и занимал должность начальника оперативного управления армии, а после 21 августа 1941 года — начальника штаба Приморской армии. Его мемуары содержат прекрасные свидетельства, что называется «из первых рук». И иных просто не существует, поскольку после взятия Одессы немецко-румынскими войсками все советские архивы погибли.

История танка «НИ»

Одесский «НИ» сегодня. Фото 2017 года
В 1941 году из-за внезапного наступления врага большинство заводов в опасных районах (таких как Одесса) были эвакуированы вместе с большей частью их тяжелой техники. Немногочисленные оставшиеся станки в Одессе должны были использоваться для ремонта танков, но не более. Остро ощущалась нехватка квалифицированной рабочей силы, потому что мужчин призвали в армию. А это означало, что на фабриках работали женщины и неподготовленная молодежь.

Тем не менее уже концу августа двадцать одесских заводов наладили массовое производство самого разного оружия. Например, импровизированных траншейных огнеметов из баллонов для газированной воды и даже противотанковых и противопехотных мин из жестяных консервных банок (отсюда их несколько шутливые названия «Икра», «Халва» и т.д.).

В целом, Красная Армия очень страдала в Одессе от недостатка огневой мощи и (в особенности) мизерного количества танков. В начале войны там было около 70 танков, в основном Т-37, Т-26 и БТ. Но большинство из них были подбиты в результате жестоких боев на окраинах города в первые же дни осады, потому что румыны атаковали город практически ежедневно. Эти 70 танков неоднократно ремонтировали и даже подвергали дополнительному бронированию.

Крылов вспоминает, что как минимум три поврежденных танка были погружены на грузовики и отправлены в тыл советских войск для ремонта на заводе «Январского восстания».

История танка «НИ»

Кадр из постановочного фильма, посвященного обороне Одессы. Танки «НИ» выходят с завода

Танки из тракторов: «Январец» и «Черномор»

Механический завод «Январского восстания» был, пожалуй, самым оснащенным заводом в Одессе. И он к тому времени уже произвел тысячу 50-мм и двести 82-мм мин для минометов, а также, как минимум, один импровизированный бронепоезд. И вот на нем-то П.К. Романов (главный инженер завода) и капитан У.Г. Коган (инженер по артиллерийским приборам, позже переведенный в штаб Одесского оборонительного района) решили превратить в танки несколько тракторов.

Идея «тракторных танков» была встречена с некоторым недоверием. Но три трактора СТЗ-5 для эксперимента все-таки выделили. Капитан Коган получил письмо, в котором говорилось, что все городские организации должны помочь найти необходимые материалы для этого эксперимента. В местной трамвайной мастерской нашли сверлильный и токарный станок, достали и необходимое сварочное оборудование. Вряд ли стандартизировать их производство планировалось с самого начала. Но несколько дошедших до нас фотографий «НИ» демонстрируют нам довольно высокий уровень такой стандартизации.

История танка «НИ»

Схема танка «НИ» из журнала «Танкомастер», сделанная по фотографиям. Приятно, что ею пользуется сегодня даже Википедия, в том числе и англоязычная. А впервые эти проекции появились в английском журнале «Танкетте»: 1 — корпус, 2 — боковые части корпуса, 3 — моторный отсек, 4 — башня, 5 — грязевые щитки, 6 — бронещиток ходовой части, 7 — маска пулемёта, 8 — пулемёт ДШК, 9 — монтажный рым, 10 — инструментальный ящик, 11 — выхлопная труба, 12 — боковые консоли рамы, 13 — передний лист рамы, 14 — буксировочный крюк, 15 — натяжное колесо, 16 — поддерживающий ролик, 17 — ведущее колесо, 18 — каток каретки, 19 — пулемёт ДТ
Первые три танка «НИ» были готовы в течение десяти дней и были представлены военным 20 августа. Первые два из них были вооружены двумя пулеметами ДТ, а третий — 37-мм горной пушкой. Об этом говорится в двух фильмах, и исследователи ссылаются на это как на исторический факт.

Согласно другому источнику, какой-то рабочий написал мелом на боку танка «Смерть фашизму». Сообщается, что еще два выпущенных танка «НИ» назывались «Январец» и «Черномор».

Согласно кадрам кинохроники, танк выехал с завода и тут же заводскими рабочими был подарен офицерам и матросам. Танк продемонстрировал разворот на 360 градусов. Из-за того, что двигатель дребезжал, при движении он издавал ужасный шум.

Опытные образцы «НИ» (которые в то время так еще не назывались) были отправлены в Южный сектор обороны города вместе с отремонтированным «настоящим» танком. Но какой это был танк, неизвестно.

Не сохранилось точных данных и о том, когда именно танки испытали в бою. Но, согласно боевым отчетам, возможно, это произошло между 28 августа и 3 сентября.

Экипажи танков «НИ» состояли из добровольцев – моряков, солдат и, как сообщается, даже заводских рабочих, знакомых с этими машинами.

После того, как первые тракторные танки вернулись после успешного боевого крещения, Военный совет немедленно приказал построить еще 70 таких танков. Для чего их производство организовали еще на трех заводах.

Продолжение следует…

Автор:Вячеслав Шпаковский
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.