Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Обложка парижского издания «Le Petit Journal» с портретом нового короля Петра I и рисунком, изображающим убийство прежней королевской четы.

В статье «Вода в Дрине течёт холодная, а кровь у сербов – горячая» было рассказано об основателях двух династий князей и королей Сербии – «Чёрном Георгии» и Милоше Обреновиче. И о начале кровавой борьбы их потомков за трон этой страны.

Остановились мы на сообщении об убийстве братьями Радовановичами князя Михаила III Обреновича. Вернуть на престол Карагеоргиевичей не удалось: на трон Сербии взошел внучатый племянник убитого князя – Милан, которому тогда было всего 14 лет. И потому до его совершеннолетия Сербией управлял регент Миливое Блазнавац.

Именно тогда, кстати, был основан первый сербский банк, позже ставший «Национальным банком Сербии».

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Миливоје Петровић Блазнавац (1824–1873), генерал, председник Владе Србије

Милан Обренович – князь и король Сербии

Милан Обренович поначалу взял курс на сотрудничество с Россией.

В 1875 году в Боснии и Герцеговине началось антиосманское восстание. В 1876 году Милан потребовал от Турции вывести войска из этой провинции. Не получив ответа, он объявил Османской империи войну, лично встав во главе армии. И Сербия едва не потеряла все плоды прежних достижений и договоренностей.

Милан бежал в Белград, передав командование русскому волонтеру – генералу М. Черняеву. Но и тот исправить положение уже не смог. (Более подробно о восстании в Боснии и Герцеговине и русских волонтерах будет рассказано в другой статье.)

Лишь победы России в Болгарии во время очередной войны с Турцией (1877–1878 гг.) спасли сербов. По Сан-Стефанскому договору 1878 года Сербия и Черногория (а также Румыния) получили независимость. Но после Берлинского конгресса Милан Обренович решил, что Россия Сербии больше не нужна. И стал ориентироваться на Австро-Венгрию и Германию.

В 1881 году он заключил с Австро-Венгрией соглашение, согласно которому Габсбурги признавали Сербию королевством. И обещали не препятствовать расширению её южных границ. А Сербия брала обязательство не заключать политических договоров с иностранными государствами без согласия Вены. В 1882 году состоялась коронация Милана Обреновича, который, таким образом, стал первым сербским королём.

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Милан Обренович, первый король Сербии.
Примерно в это время (в 1881 году) сформировались и основные сербские партии: Радикальная (которую возглавлял будущий премьер-министр Никола Пашич), Прогрессивная и Либеральная.

В 1885 году австрийцы, недовольные усилением Болгарии после объединения Болгарского княжества и Восточной Румелии, спровоцировали войну Сербии и Болгарии, в которой сербы потерпели поражение.

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Сербский военный лагерь. 1885 г.

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Болгарские добровольцы. 1885 г.
На фоне всеобщего недовольства Милан Обренович в 1889 году отрекся от престола в пользу своего сына Александра, выторговав себе ежегодное содержание в 300 тысяч франков.

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Король Милан Обренович и его сын Александр. Фотография 1888 г.
Александру тогда было всего 13 лет. И потому регентом королевства стал Йован Ристич.

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Jovan Ristić
В Сербии деятельность Ристича оценивалась достаточно высоко. Но Александр находился под влиянием своего отца, который (несмотря на отречение) продолжал вмешиваться в дела государства.

14 апреля 1893 года Александр объявил себя совершеннолетним и приказал арестовать регента и членов правительства. А 21 мая 1894 года в Сербии была отменена конституция (новая была принята в 1901 году).

В 1900 году Александр женился на фрейлине своей матери – Драге. Женщина эта была старше его на 15 лет, а репутация её братьев была крайне сомнительной. Благословения на этот брак не дал даже отец короля. В народе Драга также не была популярна.

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Алекандр Обренович и Драга. 1903 г.
Драга была бездетна. Поэтому Александр Обренович собирался завещать сербский престол королю Черногории. И сербских патриотов это категорически не устраивало. В результате Александра Обреновича решено было убить, в очередной раз передав корону представителю Дома Карагеоргиевичей.

Заговорщиков возглавил Драгутин Дмитриевич по кличке «Апис». По-гречески это слово означает «пчела», а по-египетски – «бык». Выбирайте значение: прозван «быком» за силу и упорство. Или «пчелой» – за работоспособность и деятельный характер.

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Dragutin Dimitrijevic (1876–1917) – «Апис», стоит справа.
В 1901 году сорвалась первая попытка: король не явился на бал, где его ожидали заговорщики. Неудачной оказалась и вторая попытка. В третий раз – 11 июня 1903 года у Дмитриевича и его людей получилось лучше.

Убийство последнего короля династии Обреновичей

Эта была очень жёсткая силовая акция. Не тихий дворцовый переворот, а самый настоящий штурм, при котором вход в королевские апартаменты был взорван динамитом. Мятежники в поисках короля шли из комнаты в комнату, расстреливая по пути всё, что могло бы послужить укрытием для монарха: шкафы, диваны. И продолжалось всё это на протяжении двух часов. Многие заговорщики получили пулевые ранения, в том числе и Драго Дмитриевич, который был ранен трижды. Некоторые погибли. Но цель была достигнута – Александр Обренович убит.

Вот такое романтизированное (и не совсем верное) описание этих событий содержится в романе В. Пикуля «Честь имею!» (симпатии автора здесь полностью на стороне Карагеоргиевичей и Драгутина-Аписа):

«Мы ворвались в вестибюль, где охранники осыпали нас пулями. Все (и я в том числе) усердно опустошали барабаны своих револьверов… Клянусь, никогда еще не было мне так весело, как в эти мгновения…
В полном мраке мы поднимались по лестнице, спотыкаясь о трупы.
Двери второго этажа, ведущие внутрь королевских покоев, были заперты прочно. Кто-то нервно чиркал спичками, и во вспышках пламени я видел, как избивают старого генерала:
– Где ключи от этих дверей? Давай ключи!
Это били придворного генерала Лазаря Петровича.
– Клянусь, – вопил он, – я еще вчера подал в отставку…
Дверь упала, взорванная динамитом. Рядом со мною рухнул Наумович, насмерть сраженный силою взрыва. Задыхаясь в едком угаре порохового дыма, я слышал вопли раненых.
Зверское избиение генерала Петровича продолжалось:
– Где король? Где Драга? Куда они делись?
Апис тяжеленным сапогом наступил прямо на лицо Петровича:
– Или ты скажешь, где потаенная дверь, или…
– Вот она! – показал генерал.
И его застрелили. Потаенная дверь вела в гардеробную, но изнутри она была закрыта. Под нее засунули пачку динамита.
– Пригнись… поджигаю! – выкрикнул Машин.
Взрыв – и дверь снесло, как легкую печную заслонку.
Лунный свет падал через широкое окно, осветив две фигуры в гардеробной, и подле них стоял манекен, весь в белом, как привидение… Король, держа револьвер, даже не шелохнулся.
Полураздетая Драга пошла прямо на Аписа:
– Убей меня! Только не трогай несчастного…
В руке Машина блеснула сабля, и лезвие рассекло лицо женщины, отрубив ей подбородок. Она не упала. И мужественно приняла смерть, своим же телом закрывая последнего из династии Обреновичей… Король стоял в тени белого манекена, посверкивая очками, внешне ко всему безучастный.
– Я хотел только любви, – вдруг сказал он.
– Бей! – раздался клич, и разом застучали револьверы!
– Сербия свободна! – возвестил Костич».
На самом, деле, все было не совсем так. Король и королева были найдены в комнате для глажки белья. Первый адъютант короля Лазарь Петрович под дулом револьвера попросил его открыть дверь:

«Это я, Лаза, откройте дверь вашим офицерам!»
Король спросил его:

«А могу ли я верить моим офицерам?»
Услышав утвердительный ответ, он открыл дверь. И был расстрелян в упор вместе с королевой. Лазарь Петрович тоже выхватил пистолет (заговорщики даже не обыскали его!) и попытался прийти на помощь королю, но был убит в перестрелке.

Находившийся в Сербии российский журналист В. Теплов так писал о том, что произошло дальше:

«После того, как Александр и Драга упали, убийцы продолжали стрелять в них и рубить их трупы саблями: они поразили короля шестью выстрелами из револьвера и 40 ударами сабли, а королеву 63 ударами сабли и двумя револьверными пулями. Королева почти вся была изрублена, грудь отрезана, живот вскрыт, щеки, руки тоже порезаны, особенно велики разрезы между пальцев… Кроме того, тело её было покрыто многочисленными кровоподтеками от ударов каблуками топтавших её офицеров. О других надругательствах над трупом Драги… я предпочитаю не говорить, до такой степени они чудовищны и омерзительны».
Тела королевской четы, выброшенные из окон дворца, лежали на земле несколько дней.

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Александра Обреновича и его жену Драгу выбрасывают из окна конака. Рисунок из французского журнала «Petit Parisien».

В эту ночь были убиты также два брата королевы, премьер-министр Цинцар-Маркович и министр обороны Милован Павлович. Министр внутренних дел Белимир Теодорович был тяжело ранен, но выжил.

За два дня до этого в Стамбуле два переодетых сербских офицера попытались убить Георгия Иессеева – внебрачного сына Милана Обреновича, но были задержаны турецкой полицией. Еще две неудачные попытки покушений на него были организованы в 1907 году.

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Георгий Милан Иессеев, внебрачный сын Милана Обреновича.

«Король умер, да здравствует король!»

На престол Сербии был возведен Петр I Карагеоргиевич – выпускник французской военной школы Сен-Сир, ранее служивший в Иностранном легионе и волонтером на Русско-турецкой войне 1877–1878 гг., в 1879 году заочно приговоренный в Сербии к повешению по подозрению в попытке организации государственного переворота.

Сейчас читают:  Что хорошего получил СССР после аннексии Тувы

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Обложка австрийского журнала «Wiener Bilder» от 1 июля 1903 г. Коронация Петра Карагеоргиевича.
В Европе известия о кровавом дворцовом перевороте в Сербии вызвали шок. После известия об убийстве королевской четы Обреновичей, Николай II объявил при дворе траур на 24 дня. В Казанском соборе Петербурга были отслужены заупокойная Литургия и панихида. Однако, по сообщению газеты «Новости дня», на неё не пришел ни один из сербских офицеров, находившихся тогда в российской столице.

В Софии посол Сербии Павле встречал гостей, приходивших к нему с выражением соболезнований, бокалом шампанского, предлагая выпить «за здравие нового короля».

Народная Скупщина Сербии объявила Драго Дмитриевича «спасителем отечества». А нового монарха придворные подхалимы именовали Петром I Освободителем.

После убийства Александра Обреновича Драгутин Дмитриевич демонстративно отказался от всех официальных постов. Но его влияние на королевскую семью, армию и органы разведки было огромным. Затем он согласился стать преподавателем тактики в Военной академии страны. В 1905 году был офицером Генерального штаба, проходил обучение в Германии и России.

Долго он в своем генштабовском кабинете не усидел, отправившись командиром одного из партизанских отрядов (их называли четами) в Македонию, где сражался против таких же отрядов Внутренней македонско-одринской революционной организации (о ней мы ещё поговорим в другой статье). В 1908 году Апис вернулся в Сербию, став помощником начальника штаба Дринской дивизии. Принимал участие в Балканских войнах.

«Православные хорваты» и «сербы, испорченные католичеством»

Драгутин Дмитриевич пошел дальше Илии Гарашанина, который считал хорватов и словенцев равноправной частью сербского народа. В глазах «Аписа» они были «неполноценными сербами, испорченными католичеством».

Но и в Хорватии на сербов некоторые уже давно смотрели сверху вниз. В 1860 году здесь появилась Партия права, члены которой («праваши») пропагандировали идею о том, что сербы – это православные хорваты.

Наиболее радикально настроенные идеологи «правашей» (например, Еуген Кватерник, поднявший в 1871 году в городе Раковице антиавстрийское восстание) и вовсе заявляли, что сербы – это азиатский народ, с которым европейцам-хорватам просто невозможно жить в одном государстве.

Некий Анте Старчевич издал книгу «Имя серб», в которой утверждал, что это слово происходит от латинского servus, то есть, «раб».

«Чёрная рука»

В мае 1911 года полковник Драгутин Дмитриевич (в то время – начальник осведомительного отдела (контрразведки) генерального штаба сербской армии) создал подпольную организацию «Объединение или смерть» (Ujedinjenje ili Smrt), более известную, как «Чёрная рука» («Црна рука»).

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Знак тайной организации «Черная рука»
Второй пункт устава «Чёрной руки» прямо гласил:

«Настоящая организация предпочитает террористическую деятельность идейной пропаганде».

В этом месте мне вспоминаются строки Е. Евтушенко из поэмы «Казанский университет»:

«Возникли Вы в берете голубом,
Народоволка с чистым детским лбом,
С косой жгутом, с осанкой благородной,
Не дочь циничной бомбы водородной,
А дочь наивных террористских бомб».
Вот ведь были патриархальные времена: что на уме, то и на языке. Не то, что сейчас, когда думают одно, говорят другое, а делают – третье.

Реально же в мире ничего не меняется. Советский Союз и США давали деньги и оружие африканским диктаторам (и даже людоедам) за то, что часть из них знала слово «марксизм», а другие – слово «демократия». «Борцы за независимость Алжира» перерезали горло сотням тысяч harki и членам их семей, а во Франции бывшие коллаборационисты по приказу де Голля пытали членов OAS – героев Второй мировой войны и Сопротивления. В Одессе нацисты 2 мая 2014 года сожгли несколько десятков человек, и им за это ничего не было. И над Каддафи «борцы за свободу и демократию» издевались 3 часа, изнасиловав его штыком перед убийством.

Филиалы «Чёрной руки» были созданы в Черногории, Боснии и Герцеговине, Хорватии и Македонии. В Сербии же члены этой организации занимали ключевые посты в государственных структурах, военном ведомстве и органах контрразведки. Многие историки полагают, что в эту организацию входили наследный принц Черногории Мирко и младший сын сербского короля Петра – Александр, который в это время уже был наследником королевского престола Сербии.

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Принц Александр Петрович.
Дело в том, что его старший брат Георгий унаследовал худшие черты характера основателя этой династии – «Чёрного Георгия». Он имел проблемы с психикой и просто не мог контролировать свое поведение, ухитрился настроить против себя и Вену, и Петербург: публично сжег флаг Австро-Венгрии, в присутствии австрийских послов назвал «вором» императора Франца-Иосифа, а Николая II – лжецом. Наконец, Георгий в 1909 году насмерть забил слугу, что и стало поводом для лишения его звания наследника престола.

Во главе «Чёрной руки» стояли 11 человек Верховной Центральной управы, которые имели право подписываться собственными именами. Все остальные члены были известны только под порядковыми номерами.

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Руководители «Чёрной руки». Драгутин Дмитриевич лежит слева.
«Управа» постановила, что для блага сербского народа должны быть убиты болгарский царь Фердинанд, король Греции Константин и король Черногории Николай.

Весной 1914 года премьер-министр Сербии Н. Пашич, встревоженный растущим влиянием Дмитриевича и его организации, просил короля Петра распустить «Чёрную руку», которая действовала уже практически открыто, став престижным «клубом», куда входили высшие руководители армии и разведки. Драгутин Дмитриевич (в свою очередь) требовал отправить правительство Пашича в отставку. Петр Карагеоргиевич не решился ни на то, ни на другое.

А принц Александр стал членом другой тайной организации – «Белая рука», созданной 17 мая 1912 года (в противовес «Чёрной») роялистски настроенными офицерами во главе с Петаром Живковичем (который, кстати, был одним из участников штурма королевского дворца и убийства четы Обреновичей в 1903 году).

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

General Petar Zivkovic. Фотография 1928 г.
Полагают, что одной из целей организации «Объединение или смерть» стала подготовка убийства императора Австро-Венгрии Франца-Иосифа. Ликвидировать австрийского императора «Чёрной руке» не удалось.

Однако его наследника все же в Сараево 28 июня 1914 года застрелили террористы созданной в 1912 году «Млады Босны». Большинство исследователей уверены, что их кураторами были люди из сербской контрразведки, сотрудничавшие с «Черной рукой». Один из участников этого покушения (Мухамед Мехмедбашич) и вовсе был членом «Чёрной руки». Недаром Сербия, согласившись на 9 из 10 пунктов Июльского ультиматума Австро-Венгрии, отвергла 6-ой – самый безобидный, предусматривавший участие австрийцев в расследовании обстоятельств этого теракта. Регент Александр не был уверен, что следы не приведут в кабинеты высших руководителей сербской армии и разведки.

Во время Первой мировой войны Апис стал начальником разведывательной службы Сербии. Затем начальником штаба Ужицкой (позднее Тимочской) дивизии. Наконец, помощником начальника штаба III армии.

Драгутин Дмитриевич и его «Чёрная рука»

Драгутин Дмитриевич стоит справа на фотографии времен Перовой мировой войны.

Крах «Чёрной руки» и гибель Аписа

Драго тогда проникся республиканскими чувствами. У него появились идеи создания Югославской Федерации. Он стал косо посматривать и на приведенного им к власти монарха, и на его младшего сына Александра, регента королевства с 24 июня 1914 года.

Александр Карагеоргиевич (бывший член «Черной руки») после того, как в него в сентябре 1916 года кто-то выстрелил во время инспекционной поездки на Салоникский фронт, окончательно перестал доверять Дмитриевичу. От греха подальше, в марте 1917 года он приказал арестовать Драгутина по обвинению в антигосударственной деятельности и подготовке покушения на него (любимого). А потом и расстрелять.

Вместо демократической Федерации возникло королевство сербов, хорватов и словенцев. (Создано в 1918 году. С 1929 года – Югославия).

Уже упоминавшийся нами руководитель «Белой руки» – начальник личной гвардии принца-регента Александра Петар Живкович, обещал Дмитриевичу помилование в обмен на признание в подготовке покушения на Франца-Фердинанда, объяснив, что это необходимо для начала сепаратных переговоров о мире с Австро-Венгрией. Апис пошел на эту сделку – и был расстрелян.

Последние минуты Драгутина-Аписа были эпичными, как и вся его жизнь. Посмотрев на вырытую для него могилу, он спокойно сказал, что она слишком мала для него. После этого Драгутин отказался от повязки, которой по закону должны были закрыть его глаза, заявив, что хочет видеть солнце. Перед выстрелом он крикнул:

«Да здравствует Великая Сербия! Да здравствует Югославия!»,
видимо, решив, что именно такими должны быть его последние слова. Не тут-то было: после первого залпа он остался стоять на ногах. А после второго, упав на колени, крикнул:

«Сербы, да вы разучились стрелять!».
Эта фраза и стала для него последней.

По одной из версий добивать его пришлось штыками. После этого, как утверждают некоторые источники, откуда-то вылетел рой пчёл. Напомню, что слово «Апис» в переводе с греческого означает «пчела». Не могу утверждать, что это не легенда, придуманная поклонниками Драго Дмитриевича.

Вместе с ним были расстреляны также другие руководители «Чёрной руки» – Любомир Вулович и Раде Младобабич.

В 1953 году Дмитриевич-Апис и его товарищи были реабилитированы после повторного рассмотрения этого дела судом социалистической Югославии.

В следующей статье «Падение Карагеоргиевичей: последние короли Сербии и Югославии» мы закончим рассказ о Сербии.

Автор:Рыжов В.А.
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.