Топ-100

А что мне считать достойной старостью?

А что мне считать достойной старостью?

Опрос, ещё опрос

Сегодня спрос на социологические исследования и опросы уже не так велик, как в жирные «нулевые». По всей видимости, кажется, что и без опросов всё и так понятно.

Тем не менее, то по телефону, то ещё как-нибудь, меня, пенсионерку уже с солидным опытом больше десяти лет, спрашивают, как та золотая рыбка:

«чего тебе надобно, старче».
Отвечаю не всегда. И отказать хочется всё чаще… Ведь переврут же опять, ставя вопросы с подвохом. А ответы предлагая, как в том анекдоте: первый вариант –

«Да, я не против»,
второй –

«Нет, я не против».
Содержание уже не важно. Хотя забавно было, когда у меня успели оперативно поинтересоваться, что я думаю о «Дворце Путина». Да ничего я не думаю, у меня своих забот хватает. Нет мне дела и до Навального. И до того, как там разберутся с «Северным потоком». Хотя за газ платить, конечно, хотелось бы поменьше.

А что мне считать достойной старостью?

Тем не менее, когда на днях спросили, какой размер пенсии меня бы вполне устроил, не задумываясь, брякнула: пятьдесят тысяч. И сразу почувствовала себя в роли Шуры Балаганова с его скромными запросами, ничуть не смутившими великого комбинатора.

Надо ли было просить больше?

Собственно, речь ведь не шла о том, что мне дадут столько, сколько запрошу. Но ведь и миллион (не долларов, а рублей) в моей жизни ничего всерьёз не изменит. Тем более что я его наверняка детям и внукам перекину. Ну, или же на подарки на годы вперёд распределю.

Кстати, и приработок кое-какой у меня имеется. И даже куры собственные. Это помимо сада и огорода. И вроде перспектива голода не грозит. На лекарства пока хватает, вот только с транспортом хуже – в Москве на днях разозлили до предела из-за того, что для меня не бесплатно ровным счётом ничего! Метро, автобус, маршрутка…

Собственная бедность не смущает. Да и бедной себя я отнюдь не считаю. А вот чужое богатство всё чаще бесит. Нет, я понимаю, что от многих, кто побогаче, и польза кое-какая есть. Они и работу кому-то дают. И платят кому-то порой совсем неплохо.

Плохо же, когда всех (или почти всех) окружающих нахально за нищебродов числят. Вот этого уже ни я, ни, кажется, и все вроде меня прощать не в силах. И ладно бы, если бы только своими «Бентли» и «Порше» в глаза нам тыкали, да заборами трёхметровыми солнце застили.

Кто нам мешает, тот нам поможет

Реально ведь жить мешают! И главное – что не просто свои правила устанавливают везде, где можно, и особенно – где нельзя. Навязывать их (эти свои правила) всем пытаются. Но все-то ведь на «Порши» никогда не сядут. И за заборы не попрячутся.

Сейчас читают:  Четырехдневная рабочая неделя: испанцы начали. Когда в России?

Вообще-то, я даже не против, когда человек не скрывает, что он сильный и богатый. А уж если при этом ещё и скромный. Да делает всё, что может, на общую пользу… Ведь даже если у государства с пенсионной реформой так незавидно всё сложилось, находятся те, кто проворачивает свои собственные маленькие пенсионные реформы.

Знаю уже немало пенсионеров, которых бизнесмены (и российские, и забугорные, что почти норма) так осчастливили. А то, что в одночасье сделать большие государственные пенсии для всех пенсионеров пока невозможно, я-то, истоптавшая тему вдоль и поперёк, понимаю, скорее всего, лучше очень многих других.

Да и не надо. Лучше не мешайте тем же пожилым, и ещё здоровым людям, немного подрабатывать, не лишая за этот надбавок. Нянями и консьержками, киоскёрами и разносчиками рекламы, даже разнорабочими на разных мероприятиях – не всем же по офисам или в онлайне сидеть.

Вспомнила тут, что ещё в 90-е годы пенсии в России составляли не больше полусотни долларов. Хорошо знала это по бабушке. А задержки с выплатой были самым обычным делом. Сильного прироста нет – новые цифры в долларах почти напрочь съела инфляция. И наша российская, и долларовая.

Те самые 50 тысяч

И ведь те самые 50 тысяч, о которых я заявилась, поучаствовав в опросе, получают у нас не так мало пенсионеров, как могло бы показаться. Особенно из числа служивых или же с вредных производств. Вот, и соседка моя – учительница, правда, московская, в итоге на такую сумму уже вышла, хотя она и моложе меня.

Но хуже-то совсем иное – таких, как ваша автор, в свое время лишили всякой возможности что-то реально накопить себе на старость. Появились независимые пенсионные фонды, но туда со своими кровными пошли лишь единицы. Слишком уж свежа ещё память и об МММ, и о дефолте.

А что мне считать достойной старостью?

Странно мне чуть, но сейчас почему-то уже и не вспоминают, что в начале 90-х с развалом СССР и гайдаровским шоком просто сгорели, как пустышка, и гробовые, и детские деньги, вложенные миллионами советских граждан в самый надежный и непотопляемый Сберегательный банк.

И ведь что характерно, какую-то компенсацию ведь потом организовали. И как раз она смотрелась, как чистое издевательство. Пересчёт провели чуть ли не один к одному.

И что?

Да ничего.

Проглотила публика. Как это в России (что в советской, что в капиталистической) уже не раз бывало.

Автор:Татьяна Петрова
Использованы фотографии:i.pinning.com, admtyumen.ru
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика contador usuarios online