Маршал приказал командира 12-й гвардейской воздушно-десантной бригады гвардии подполковника O. снизить в звании до майора и назначить на низшую должность. Пострадал офицер вовсе не за проигранный бой или упущения в подготовке личного состава бригады.

Дело было в том, что подразделения бригады производили вырубку леса и истребляли молодые лесонасаждения. В результате этого «было самоуправно вырублено 6556 корней молодого леса», государству был причинен материальный ущерб на сумму 271 847 рублей.

И это, о, ужас, «вопреки неоднократным протестам представителей лесоохраны». Произошло это  «несмотря на то, что для оборудования землянок и иных помещений бригаде был отведен лес на другом участке».

Неужели в декабре 1943 года у Жукова другой заботы не было, как молодые лесонасаждения от десантников оберегать? Ведь даже сумму материального ущерба — 271 847 рублей кто-то для маршальского приказа заботливо подсчитал.

И это на фоне того, что на фронтах в  1943 году  творилось. Сколько леса сгорало или в щепки бомбами и снарядами превращалось вряд ли всерьез и сосчитать возможно. Шарахнет по роще для начала дивизион «Катюш», а потом ствольная артиллерия минут сорок поработает… 
Неудобно, по каким-то причинам было десантникам для землянок лес с отведенного участка доставлять, рубили его там, где сподручнее было. Неужели это было достойно внимания первого заместителя наркома обороны, Маршала Советского Союза? Неужели из-за таких пустяков стоило «оргвыводы» относительно командира десантной бригады делать?

Дело было в том, что молодые лесонасаждения десантники  рубили «в пределах запретной Московской водоохранной зоны».

  
А вот этого делать не следовало даже в годы войны. Водоохранная зона столицы СССР  находилась под особым контролем и принцип «война все спишет» на нее не распространялся…

Максим Кустов